Строительные экспертизы

Керапен. Отечественные строительные материалы 2020

Костюченко Василий:

Привет, друзья. Сегодня мы снова находимся на строительной выставке, называется она ОСМ 2020. И в первую очередь мы забрели на очень интересный инновационный стенд компании «Керапен». В чем суть? Мы до видеосъемки немного пообщались с представителем компании (это научная компания) Черепановым Борисом Степановичем, директором по науке и доктором технических наук. Суть этой выставки предельно простая — я сейчас бытовым расскажу бытовым языком, а научным уже доложит Борис Степанович более подробно. Итак, на рынке у нас раньше мерцал, а потом пропал куда-то материал под названием пеностекло. Так вот это — не пеностекло, это материал, по заверению производителя, в семь раз дешевле пеностекла. Что такое пеностекло? Это — негорючий утеплитель, который очень похож на пеноблоки, выглядит примерно как терочка для пяток (если посмотреть близко), но на рынке его пока нет — это материал, который в природе появился только благодаря компании Керапен. Кто увлекается энергоэффективным строительством, кто знает, что такое утепление фундамента, кто сталкивался с проблемой дороговизны пеностекла — обязательно изучите технологию Керапен. Итак, Борис Степанович, расскажите научным языком об этом изделии.

Черепанов Борис:

Наша технология основана на производстве керамической плитки. Почему? Потому что технология керамической плитки тоже была изобретена в Советском Союзе и сейчас распространена по всему миру. Керамической плитки в мире сейчас выпускается 14 миллиардов квадратных метров, из них только Китай — 6 миллиардов, Индия — 2 миллиарда и т.д. За основу был взят однократный однорядный обжиг в роликовой печи. Почему именно в роликовой печи? Потому что это дает возможность обжигать без форм и поддонов. Пеностекло обжигается в формах, а мы обжигаем без форм и поддонов, прессуя предварительно плитку, в состав которой входят, предположим, стеклобой (или любой другой плавень) и какое-то количество глины для того, чтобы придать пластичность и спрессовать эту плитку. Потом эта плитка сушится и идет в печь. В печи она (без поддонов и без форм) вспенивается в непрерывный брус, который разделяется уже на блоки (или на панели) до трех метров длины. Может глазуроваться. Я вам могу показать статью, которую мы опубликовали.

Костюченко Василий:

Здесь в принципе видно, что это такое — это блестящая поверхность, но нам она для строительство особо не нужна.

Черепанов Борис:

Нет, нужна. Если вы делаете такую наружную поверхность, то у нее нулевое водопоглощение, паропроницаемость и газопроницаемость.

Костюченко Василий:

Борис Степанович, давайте я вас простые вещи спрошу, а то мы в науку ушли и сейчас потеряемся.

Черепанов Борис:

Давайте.

Костюченко Василий:

Т.е. для производства у вас имеется такой экспериментальный мини-заводик?

Черепанов Борис:

Нет, никакого завода пока нет, т.к. это пилотное производство … Если мы за основу будем брать завод плиточный, который уже имеется, нам нужно порядка 300 млн. рублей на то, чтобы сделать охлаждение. Почему — я вам скажу. Потому что все пористые материалы, имея маленькую теплопроводность, очень медленно охлаждаются — то же пеностекло охлаждается не менее 20-24 часов.

Костюченко Василий:

Давно вы занимаетесь своим продуктом? Сколько лет?

Черепанов Борис:

Стыдно сказать. В 1989 году я получил первое авторское свидетельство СССР, и уже тогда были построены корпус и печь, но пришли 90-е годы и все закончилось.

Костюченко Василий:

В мире кто-то где-то такой продукт использует?

Черепанов Борис:

Нет, не использует, потому что мы запатентовали это и в Европейском Союзе, и в Евразийском Экономическом Союзе. Уже патенты нами получены.

Костюченко Василий:

Кто-то предлагал Вам купить Вашу технологию?

Черепанов Борис:

Дело в том, что предложения о покупке будут только тогда, когда будет хотя бы пилотное производство. В свое время мы так же продали производство плиток за 100 тысяч долларов — тоже было сделано в Советском Союзе.

Костюченко Василий:

Хорошо. Где вы изготовили эти контрольные образцы?

Черепанов Борис:

Образцы изготовлены в лаборатории в Дедовске.

Костюченко Василий:

Т.е. лаборатория все же есть?

Черепанов Борис:

Да, маленькая совсем. Она существует, т.к. мы один раз получили 5 миллионов от Сколково, т.к. мы являемся их резидентами. Мы закупили какое-то оборудование, но предварительно мы уже сделали трехнедельное испытание на волгоградском керамическом заводе в большой печи, чтобы убедиться в ряде вещей. Дело в том, что она находится в первом пластичном состоянии, когда вспенивается, и самым опасным было предположение, что она затечет между роликами. И тогда можно сразу уезжать, т.к. директор завода этого не простит.

Костюченко Василий:

Т.е. вы убьете оборудование?

Черепанов Борис:

Конечно, надо будет останавливать печь и все ремонтировать. Мы делали три недели и не было ни одного случая затекания.

Костюченко Василий:

Борис Степанович, следующий вопрос. У нас здесь на выставке несколько образцов — я буду их демонстрировать, а Борис Степанович расскажет, в чем их специфика, в чем разница, и почему их так много? Вот самый легкий, с него и начнем.

Черепанов Борис:

Хорошо. Давайте. Это — керапен 1,5, т.е. 150 килограмм на кубический метр. Практически тоже самое, что пеностекло. Мы можем сделать и меньше.

Костюченко Василий:

Есть полистиролбетон 200, а это еще легче…

Черепанов Борис:

Гораздо. 150 килограмм на кубический метр. Пеностекло самое хорошее фоумгласс — это 130 килограмм на кубический метр, т.е. разница в 20 килограмм. Но мы можем сделать и 130. Разница только в том, что оно делается из чистого стекла, а у нас — глина и стекло.

Костюченко Василий:

И за счет этого удешевление, да?

Черепанов Борис:

Конечно. Плюс к этому — у нас нет ни форм, ни поддонов, ни вагонеток, которые надо нагревать и остужать. У нас идет непрерывный процесс вспенивания в печи без форм и поддонов.

Костюченко Василий:

Т.е. все это выходит в виде (грубо говоря) прокатной стали?

Черепанов Борис:

Да, но только его надо обязательно резать, т.к. иначе вы его не остудите.

Костюченко Василий:

Друзья, на самом деле очень странно, что в России такие инновационные технологии почему-то никем не подхватываются. У меня есть две версии ответа. То, что технология неубедительная — т.к. люди за 30 лет до сих пор не стартанули.

Черепанов Борис:

Ну, 30 лет мы не занимались, особенно в 90-е годы

Костюченко Василий:

Второй вариант — потому что нету лидера, т.е. человека, который будет именно договариваться и управлять.

Черепанов Борис:

Ну почему — и лидер у нас есть.

Костюченко Василий:

Тогда почему не стартует технология?

Черепанов Борис:

Потому что нужны деньги. Мне стыдно говорить, но сюда пришел Замминистра на прошлой выставке…

Костюченко Василий:

Строительства?

Черепанов Борис:

Да, который отвечает именно за стройматериалы, могу назвать и фамилию, если хотите.

Костюченко Василий:

Называйте

Черепанов Борис:

Евтухов Виктор Леонидович

Костюченко Василий:

И что он сказал?

Черепанов Борис:

Мы 30 лет заводы не строили и не будем. По этому мы сейчас в таком положении и находимся. И будем продолжать находиться, т.к. нарушается самый главный принцип Карла Маркса «товар-деньги-товар», а у нас только «деньги-деньги».

Костюченко Василий:

Я думаю, что у Министра Строительства есть свой заводик, который производит пеноблоки, и вы для него — прямой конкурент.

Черепанов Борис:

Пеноблоки, которые производит Газобетон — это патент Швеции 29-го года, которые на Западе уже мало употребляются, т.к. они обладают рядом недостатков.

Костюченко Василий:

Каких?

Черепанов Борис:

Есть большие статьи (например, Николаева). Я не занимаюсь критикой чужих технологий, но приведу примеры: открытая пористость, т.е. паропроницаемость, и точка росы всегда в нем гуляет. А раз точка росы гуляет, то оно потихоньку растрескивается.

Костюченко Василий:

Здесь у нас закрытые поры и влага не проходит.

Черепанов Борис:

Конечно, абсолютно — ни пар, ни влага. Второе — пеноблок выпускается с завода с влажностью 30%

Костюченко Василий:

Год стоит потом, а то и два.

Черепанов Борис:

Год, а после этого надо его выдержать, высушить… Помните, когда в Хакасии сгорело 2000 домов, и наш уважаемый президент дал задание срочно отстроить? Все отстроили, но зимой все замерзло.

Костюченко Василий:

И взорвалось?

Черепанов Борис:

Не взорвалось, но весной все покрылось плесенью.

Костюченко Василий:

Газоблок и плесень… Не так страшно, как дерево и плесень.

Черепанов Борис:

Итак… Все-таки по сравнению с этим материалом газоблок имеет удельную прочность вдвое меньше.

Костюченко Василий:

Газоблок хуже по прочности?

Черепанов Борис:

Хуже в два раза

Костюченко Василий:

Борис Степанович, расскажите нам о других компонентах.

Черепанов Борис:

Например, этот материал обладает прочностью кирпича

Костюченко Василий:

Сейчас я покажу его оператору

Черепанов Борис:

Но пористость его, плотность, порядка 500 килограмм на кубометр, т.е. он в три с половиной раза легче, чем кирпич.

Костюченко Василий:

Ну, кирпич там две тонны допустим…

Черепанов Борис:

Нет, 1,75 тонны на кубометр у кирпича. Этот же материал в 3,5 раза легче. И теплопроводность у него меньше — здесь 0.14, а у кирпича — 0.56. Получается, что у меня стена целиком из такого материала в семь раз легче.

Костюченко Василий:

Т.е. экономия на фундаменте

Черепанов Борис:

И производительность труда, о которой мы так много говорим… Если класть блоки, которые можно сделать где-то в пределе 20 килограмм (или 15 килограмм, чтобы могли женщины класть), то производительность труда составляет 400% по сравнению с кирпичом. За это стоит бороться. Далее вот этот материал с несколько большей прочностью, просто здесь показано, что он может быть окрашен

Костюченко Василий:

В теле?

Черепанов Борис:

Да, в теле. Вся масса может быть окрашена. Здесь окрашена элементарно железом Fe2O3, введено больше железа и материал получает такую окраску. Но в принципе окраска может достигаться глазурованием материала.

Костюченко Василий:

Сейчас я покажу. Друзья, смотрим.

Черепанов Борис:

И можно получить практически любой цвет, который достигается на плитке, и это будет вечное покрытие.

Костюченко Василий:

Итак, друзья. Шли мы знакомиться с производителями стройматериалов, а по факту вы увидели инновационную лабораторию, которая ищет себе спонсоров. Я думаю, наш ролик смотрят строительные компании, поэтому если вам будет интересно, контактные данные Бориса Степановича я оставлю под видеороликом, связывайтесь с ним. А мы ратуем за то, чтобы наши российские инновационные компании нашли себе спонсора.

Черепанов Борис:

Совершенно верно.

Костюченко Василий:

До свидания, друзья.

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш адрес email не будет опубликован.