Строительные экспертизы

Проблемы строительной экспертизы в период кризиса

В гостях у передачи «Слово Эксперту» строительный эксперт Туманов Алексей Михайлович, ведущие — Костюченко Василий Владимирович и Гараба Анна Николаевна.

Ведущий:

Добрый день, друзья! С Вами Василий Костюченко! С Вами Федерация судебных экспертов и очередная передача из цикла «Слово эксперту». Друзья мои, я полагаю, что в период кризиса, сейчас у нас на дворе конец октября 2016 года, стоит обсудить проблемы судебной строительной экспертизы, а если быть точнее, то те боли и те сложности, которые встретили строительные эксперты Российской Федерации, скажем так, в начальной стадии кризиса. Как говорил один миллиардер российский, наш кризис еще продлится три, а то и пять лет. Итак, в гостях нашей студии Алексей Михайлович Туманов — строительный эксперт из Центра строительных экспертиз, — и Анна Николаевна Гараба, это заместитель ген.директора Федерации судебных экспертов. И с учетом нашей темы заявленной мы будем вдвоем с Анной Николаевной задавать вот эти болевые вопросы представителю строительной экспертизы и строительной отрасли. Итак, Алексей Михайлович, что сейчас происходит в строительной отрасли и в строительной экспертизе?

Эксперт:

Строительная область вне зависимости от всякого кризиса в нашей стране, скажем так, весьма сложная область экспертизы, ибо она весьма наукоемкая, весьма трудоемкая и неоднозначна для понимания, даже как самих участников строительного процесса, так и лиц, которые уже участвуют или заказывают экспертизу, уже когда что-то, не дай Бог, произошло. Поэтому от кризиса фактически экспертиза зависит обратно пропорционально. Т.е. чем серьезнее кризис, тем больше работы у нас у строительных экспертов.

Ведущий:

Правда ли это?

Эксперт:

Это абсолютная правда. Единственный нюанс. Действительно, работы у нас прибавилось, так как, скажем так, на объектах строительства сейчас происходит не совсем приятная ситуация, потому что покупательская способность падает, и, скажем так, платежеспособность как заказчиков, так и различных, опять же, участников строительного подряда, падает. Из-за этого идут соответствующие последствия и некие строительные санкции, если даже можно выразиться, которые имеют цепную реакцию, выражающуюся в различных областях той же строительной экспертизы. Скажем, на объекте могут быть проблемы у подрядчика, а фактически страдают третьи лица или даже инвестор.

Ведущий:

Алексей Михайлович, смотрите, какая сейчас обстановка? Идет уже третий, да, год кризис, война на Украине, сирийский кризис т. д.

Ведущая:

Ощутимый, который заметный, с 13 года.

Ведущий:

Цены на нефть падают и не поднимаются. Инвестиционная активность государственных органов (Газпром, Лукойл и прочие) упала до мизера. Богатство, благосостояние народонаселения тоже упало. А Вы сказали о том, что у Вас идет рост продаж в области строительной экспертизы. Мне кажется, что тут где-то…когнитивный диссонанс.

Эксперт:

Поясню…

Ведущий:

У меня есть сразу предположение. Это не потому, что третий год, и три года исковая давность? То есть два года люди терпели, деньги не тратили на строительную экспертизу, а на третий год, когда все идет к завершению, т. е. уже подать какой-либо иск в арбитраж или районный суд нельзя, люди начали на третий год все-таки раскошеливаться, да, и инвестировать в свои конфликты строительные?

Ведущая:

Можно я тогда уточню немножечко этот Ваш вопрос, Василий Владимирович? По тому, как раньше складывались заказы по строительно-технической экспертизе, можем сказать, что очень было много заказов по досудебной экспертизе либо по внесудебной экспертизе. Сейчас в условиях того, что нарушения как были, так они и остались, и от этого у нас никуда, наверное, уже не деться, в строительной области. Но если раньше в докризисные времена у нас строительные компании, организации либо какой-то иной инвестор либо соучастник строительства мог себе позволить разрешение какого-либо конфликта до суда, и заказывались досудебные экспертизы. Потом в процессе разрешения досудебного конфликта, да, в досудебном порядке при невозможности урегулировать этот конфликт обращались в суд, где назначалась еще одна экспертиза. И поэтому уже получалось, что проводилось две работы. Т.е. это уже объем другой по заказам.

Эксперт:

Верно.

Ведущая:

Сейчас же у нас заказчики данных экспертиз досудебных уходят от внесудебных экспертиз.

Ведущий:

То есть себя ограничивают.

Ведущая:

Они ограничивают себя и пытаются своими способами, своими средствами разрешить данную ситуацию. И только, когда уже наступает момент, что уже без судебного разбирательства невозможно прийти к решению, назначается судебная экспертиза.

Ведущий:

Три года исковой давности подходит, да?

Ведущая:

Таким образом, можем мы сказать, что у нас сейчас остались основным источником заказов по экспертизе судебные, пласт судебных экспертиз? И значительно снизилась досудебная, внесудебная?

Эксперт:

Я вас понял. Вопрос понятен, отвечаю. Ситуация выглядит следующим образом. Как в любой, скажем так, среде, в любой изменяющейся системе у нас присутствует некая эволюция. Судебная, досудебная экспертиза. Поясню. Протекающий сейчас кризис в определенной стадии показывает нам определенную динамику. Как она выглядит? То, что Анна Николаевна комментирует, что обращений в предыдущие года было больше в досудебном, внесудебном порядке, сейчас, якобы, у нас есть некая такая положительная характеристика, что появилось больше судебных экспертиз. Ситуация, еще раз говорю, неоднозначна. И имеет, как минимум, две стороны. А именно: растет, скажем так, образованность населения, образованность граждан в плане назначения и производства самой экспертизы. То есть если раньше люди решали, участники строительного процесса, решали многие вопросы вообще не в экспертном порядке (не будем говорить про другие способы решения вопроса, законным путем , т. е. через суд), многие были просто не осведомлены, т.е. благодаря действиям нашего руководства, директора Василия Владимировича, в части образовательной деятельности в плане экспертизы растет, так как я работаю непосредственно, принимаю звонки, разбираю заявки напрямую приходящие, в том числе из регионов нашей большой страны, отмечаю, что образованность, действительно, граждан растет в плане экспертизы. Именно назначение судебных в большей степени дел в нашу организацию, судебных экспертиз, говорит о том, что заслуги как нашей, так и общей системы, к которой, скажем так, мы причастны к ее развитию в части экспертизы, опять же, это показывает рост именно судебной части заказов. Но нельзя сказать, что внесудебная часть сократилась, потому что, опять же, граждане готовы тратить, скажем так, свои средства на предварительный разбор ситуации, чтобы не ввязываться, например, в судебные…

Ведущий:

Бесперспективные…

Эксперт:

…бесперспективные, да, судебные разбирательства, где результат может быть неизвестен заранее.

Ведущая:

Либо судебное разбирательство выйдет дороже кому-то.

Ведущий:

Я смею предположить, что вне зависимости, господа, извиняюсь, если перебил, что вне зависимости от смены вектора, что большая часть экспертиз назначается в суде. Люди экономят на внесудебных. Есть ли тенденция просто по удешевлению отрасли, как таковой? И каков размер удешевления?

Эксперт:

Действительно, покупательская способность падает населения. Увы. Но, опять же, работать мы продолжаем. Ситуацию, т. е. объекты строительные должны вводится в строй, работы заканчиваться быстро, качественно и в соответствии с проектной нормативной документацией.

Ведущий:

Надо ли людям сейчас сказать, зрителям, о том, что судебная экспертиза, услуги или, вернее, экспертные исследования, в отличие от юридических услуг, возмещаются судом на 100%? Надо ли об этом напоминать? Многие этого не понимают о том, что судебная экспертиза, работа судебного эксперта 100% взыскивается с виновной стороны. Услуги адвокатов судами, как правило, режутся до безобразия, вплоть до трети, 10% стоимости, обозначенной в договоре.

Ведущая:

Это да, да.

Эксперт:

Таким образом, действительно, чтобы не ввязываться, опять же, в дорогостоящую, но не в нашей организации экспертизу, рекомендуем всем потратить время и небольшие средства на предварительную консультацию эксперта, которая Вам существенно поможет в дальнейшем процессе. Очень часто сталкиваемся, что банально адвокаты и юристы, сопровождающие приходящую сторону, мягко говоря, не компетентны в своем вопросе, и нам приходится устраивать некий ликбез.

Ведущая:

Сначала наворочают, а потом приходят

Эксперт:

Что касаемо стоимости и расценок нашей экспертизы, нам, естественно, так как у нас действительно одна из крупнейших всероссийских организаций, чтобы, скажем так, соответствовать марке и объему, скажем так, не то, что продаж, а объему довольных наших клиентов, которые действительно довольны, пишут благодарности, можете все увидеть на сайте, мы снизили, существенно снизили расценки. Но вынужден Вам сказать, что по отдельным видам экспертиз дешево не будет. Но не менее 15-20% по общей стоимости экспертизы мы произвели скидки, да.

Ведущий:

Но при этом надо понимать, еще раз повторюсь, что судебная экспертиза — это не трата денег, это инвестиция. Возвратная инвестиция, в отличие от юридических услуг. Затраты на пошлину взыскиваются с виновной стороны, затраты на адвоката режутся. Затраты на любые справки возмещаются, на любые пошлины возмещаются, на экспертизу возмещаются. И это люди должны понимать.

Ведущая:

Это процессуальное, чисто процессуальное…

Ведущий:

Чисто процессуальная штука, но вещь не всем понятная.

Ведущая:

Я думаю, этому надо посвятить отдельную тему и разъяснить положения процессуального законодательства, чтобы донести…

Ведущий:

На тему возмещения расходов…

Ведущая:

…на экспертизу. Вот смотрите, Алексей Михайлович, что меня интересует? В рамках того, как за три года, в настоящий момент, чтобы мы могли более или менее как-то понимание иметь на следующий год, на будущее, вот снижение спроса на строительно-техническую экспертизу? Как бы это можно было разделить, на какие сегменты? К примеру…

Ведущий:

Он только что сказал, что снижения спроса нет.

Ведущая:

Нет, нет. В том числе, может быть, и цена. Если у нас, скажем, в докризисные времена был большой спрос на большие объекты. В то время строился Сочи, после того, как он построился, началось что-то там рушится….

Ведущий:

Ямал.

Ведущая:

Да, Ямал, и было очень много крупных объектов.

Ведущий:

Космодромы.

Ведущая:

И в тоже время всегда у нас были небольшие объекты, такие как: осмотр квартиры, некачественный ремонт, какие-то гаражи, коттеджи. Т.е. поделим на два сегмента: крупные большие объекты и небольшие. Естественно, у них ценовая разница. Вот, чтобы понимать, что у нас снизилось в заказах на экспертизу? Это большие объекты, т. е. большие корпорации строительные не обращаются и доводят уже дело до суда либо это граждане, то есть физические лица, не способные либо обратиться за экспертизой, таким небольшим, как я обозначила, либо неспособность оплатить, в том числе разные есть категории граждан, особенно граждане, когда приобретают квартиру в ипотеку, уже находятся в каких-то долговых обязательствах, и даже та самая небольшая сумма по отношению других ценовых категорий, других объектов строительных, да, может для них показаться достаточно большой. Как бы Вы могли разделить? Где какой сегмент снизился? Либо где-то повысился?

Эксперт:

Я Вас понял.

Ведущий:

По ощущениям, да?

Ведущая:

Да.

Эксперт:

Ощущения… у нас наукоточная экспертиза, тем более строительная. У нас есть статистика. Статистика у нас показывает, что за первые два квартала 2016 года процентные соотношения выглядят следующим образом: действительно, снизился сегмент экспертиз, скажем так, среднеценовой категории. Размеры ценовой категории говорить не могу, потому что они у всех видов экспертиз немножко разные, и чтобы не пугать других…

Ведущий:

От 10 тысяч до 10 миллионов.

Эксперт:

Да, всем говорю и шучу. Это шутка и одновременно не шутка, что стоимость экспертизы строительной может быть от 10 тысяч до 10 миллионов, а то и выше. Люди думают, что это шутка, на самом деле нет. Смысл в чем? Действительно, есть небольшой провал в сегменте среднем. Вот в сегменте, как раз ниже среднего, если так можно выразиться, здесь нельзя даже взвешивать в ценовом эквиваленте в большей степени, а именно в формате самого исследования…

Ведущая:

По объектам будем смотреть?

Эксперт:

Да, и по видам даже исследования самих объектов, опять же, возвращаемся, кстати, к последствиям кризиса. Строительная экспертиза отражает некое положение, статистику движения как средств, так интересов граждан в части их трат, а именно: находясь в некой неизвестности, да, в условиях кризиса, граждане свои средства вкладывают в ..?

Ведущий:

Недвижимость.

Эксперт:

…в недвижимость. Соответственно, у нас появляется рост заказов по приемке жилья у застройщиков жилья, б/у вторичке объектов недвижимости, непосредственно как земельных участков, но это уже граничит с землеустроительной экспертизой. То есть сегмент, здесь никакого провала, скажем так, в разделах домов, в разделах домовладений, опять же, земельных участков, также спада не наблюдается.

Ведущая:

То есть здесь все четко. И мы можем сделать вывод о том, что физических лиц у нас не сильно коснулся кризис?

Эксперт:

Да, кризис на самом деле коснулся, вернусь к ответу на предыдущий вопрос, что нам пришлось снизить цены по данным видам экспертиз, несмотря на то, что уже категория, скажем так, недорогая, нам пришлось снизить, чтобы быть конкурентноспособными на рынке, снизить стоимость еще.

Ведущий:

А промышленность у нас? И VIP-объекты?

Эксперт:

Что касаемо больших и крупных объектов, не заметно их какое-то уменьшение или увеличение таких заказов. Потому что у таких объектов, обычно, динамика заказов, инерция даже, она очень большая. И сами понимаете, выдав один раз информационное письмо, мы понимаем, что ввязываемся в большой арбитражный процесс, который апелляция, кассация десятый раз, скажем так, заказ длинный, и отслеживать его, бывает несколько лет идет судебное разбирательство, отслеживать его в разрезе пары-двух кварталов статистически пока непригодно. То есть спада пока не наблюдается.

Ведущий:

Двумя совами: VIP и средний сегмент упали…

Эксперт:

Средний немножко проваливается. Большие, в VIP и крупном пока провала не наблюдается.

Ведущий:

Пока не наблюдается?

Эксперт:

Да.

Ведущий:

Понятно.

Ведущая:

То есть кризис больше всего коснулся, скажем так, среднего сектора?

Эксперт:

По некому среднему — это именно строительный подряд в части касающихся работ нулевого цикла, т. е. котлован, земельные работы, т. е. работы дорожного характера, асфальтирование. Действительно, наблюдается спад, несмотря на обращения, даже по данным видам исследования, даже назначая демпинговые стоимости по данным исследованиям, заказчики не соглашаются. Кто им эту экспертизу проводит на местах в регионах даже страшно подумать, и с каким качеством? Но рано или поздно всем заказчикам, клиентам говорим, если Вы думаете, что у нас дорого, обращайтесь, конечно, к нашим конкурентам, милости ждем за рецензией.

Ведущая:

Сейчас, как правило, стала замечать по некоторым видам экспертиз: даже суды, когда запрашивают информационные письма, информацию о возможности проведения экспертизы, очень часто интересуются тем, чтобы эксперты, которые будут проводить данную экспертизу, были не местных экспертных организаций. То есть у нас в Федерации есть множество филиалов, где также в штате имеются эксперты по тем или иным специальностям. И заказы, приходящие к примеру, Иркутск, судья интересуется тем, чтобы были не местные эксперты, чтобы, скажем так, исключить какую-то заинтересованность, давление. И требуют экспертов, скажем так, Москва, может, кто еще, откуда угодно, только не местный. У Вас тоже такое, да?Или как-то больше предпочитают, так как Вы сказали…скажем так, почему я задаю этот вопрос? Потому что в стоимость экспертизы будет входить, в том числе, командировка.

Эксперт:

И транспортные расходы.

Ведущая:

Транспортные расходы, командировочные. В зависимости от объекта, эксперты, а то и не один эксперт, могут находится там и неделю.

Эксперт:

Да, это верно. Здесь следует заметить одну простую вещь, которую приходится, опять же, занимаясь прямым производством, общаясь напрямую как с заказчиками, так и с заказчиками как юр.лицами, гос.органами, представителям приходится объяснять следующее. Разберу на конкретном примере. Звонок. Поднимаю трубку: — Здравствуйте, экспертиза? — Да. — Вот, у Вас эксперт, допустим, Вы из Иркутска? Приходится объяснять полностью, что у нас всероссийская организация. Представительства находятся в крупнейших городах нашей страны, а конкретный специалист по профилю Вашего обращения может как находится в регионе, так и просто там отсутствовать. Потому что, извините, нельзя набрать профильных специалистов в каждом отдельном городе. Увы, это так. Потому что мы все-таки занимаемся не продажей готовых изделий, да, а все-таки научными исследованиями и очень трепетно и очень щепетильно относимся к нашим кадрам, потому что мы за них несем ответственность, а они несут ответственность по 307 статье.

Ведущий:

Вот этот вопрос и этот ответ, каким образом к кризису-то относится? Вы мне скажите!

Ведущая:

Очень просто.

Эксперт:

Дешевле, конечно, эксперта иметь, в смысле, назначить экспертизу прямо в регионе. Но, опять же, ввиду того, что все меняется, все развивается, у нас появилось огромное количество конкурентов, директор не даст соврать, опять же, качество такого исследования бывает разным, скажем так. И аффилированность бывает даже заказчиков с экспертами или просто не обсуждается, оно видно, объективно, на лицо в заключениях. То есть по всем действиям. И, действительно, извините, судья, назначая экспертизу, часто бывают звонки, спрашивает у Вас, эксперта, можно ли нам обеспечить независимость именно путем, чтобы эксперт банально из смежного региона, только вот не местного. Хотя предложений, поверьте, много.

Ведущий:

Хотел рассказать интересный случай, не случай, а как тенденцию. Если экспертное учреждение вышло из рядов оценочного учреждения, это, как правило, безбашенные эксперты. Безбашенные, потому что оценщики, которые начали заниматься судебной экспертизой для арбитража и для районных судов, как правило, вообще ничего не боятся. Дело в том, что у оценщиков нет никакой формально значимой ответственности, ни уголовной, ни административной, никакой иной, кроме микроскопических штрафов внутри Российского общества оценщиков, где они состоят.

Ведущая:

Это фантастическая такая область.

Ведущий:

Выполняя при этом судебную экспертизу, они порой даже не знают о существовании ст. 307 Уголовного кодекса. И поэтому делают то, что просит заказчик.

Ведущая:

Да, СРО не проверяются данные заключения.

Ведущий:

Система регулирования, государственного контроля по экспертам у нас в России фактически не работает. Но у нас работает ст. 307 Уголовного кодекса. Хотел бы продолжить вот еще о чем. Я в процессе нашего общения об экономическом кризисе, об исковой давности, которая составляет три года, хотел бы Вас немножко опечалить, Алексей Михайлович. Дело в том, что, я еще раз повторюсь, наступил третий год экономического кризиса в нашей стране, люди попытаются в течение этого года подать всевозможные иски. Но с началом кризиса, потом с Украиной, потом продолжением с Сирией, в условиях отсутствия инвестиции в строительную отрасль, в условиях падения рубля, в условиях нефтяного кризиса уже третий год фактически ничего не строится. То есть мы сейчас существуем за счет той пены, той жировой прослойки, которая была у нас два с половиной года назад. На третий год все иски, все юридические казусы будут запущены в суды. И сегодня, скажем так, через полгода арбитражей со строительными спорами будет катастрофически малое количество, катастрофически.

Ведущая:

А что Вы имеете ввиду, Василий Владимирович, что ничего не строится? Не строятся какие объекты?

Ведущий:

Завершат те объекты, которые были докризисные, они будут завершены.

Ведущая:

Жилищных комплексов у нас, по-моему, строится столько, что уже купить невозможно.

Ведущий:

Допродаются жилищные комплексы в течение трех лет. Допустим, три года назад сдался какой-то жилищный комплекс, прошло два с половиной года. Граждане жаловались, через 2,5 года обратились в суд. Сейчас в период кризиса количество возводимых объектов существенно падает. Я боюсь, что Вы ратуете, что не все так плохо, я боюсь, что через полгода, когда три года исковой давности закончится, жировая прослойка, т. е. накопленный объем судебных конфликтов будет исчерпан, и строительно-экспертная отрасль будет находится в глубочайшем кризисе. Дальше. Что хотел бы сегодня сказать? Вчера буквально я по просьбе коллег сделал it-исследование на предмет, что происходит в судебной экспертизе у других экспертных организаций. На самом деле даже те экспертные организации, которые, казалось бы (я не буду называть наименования), которые находились на коньках в том или ином секторе, том или ином направлении, у каждой экспертной организации есть своя специализация, находятся в глубокой…

Ведущая:

Кризисе.

Эксперт:

Стагнации.

Ведущий:

Даже сейчас те конторы, о которых мы могли говорить: вот это лидер, вот это люди, о которых все говорят, и суды и адвокаты все знают их и уважают, — даже эти организации находятся в очень глубоком забытии. Их сайты полумертвые, сайты не посещаются. Я, примерно, предполагаю, что из ста посетителей сайта звонят всего лишь один раз. И не факт, что это человек, который будет обращаться, да, и оплачивать экспертные услуги. Уже сейчас у отрасли судебной строительной экспертизы, уже сейчас у наших конкурентов, у наших не конкурентов, людей, которые занимаются в смежных, в криминалистике, оценке, уже сейчас глубочайший кризис. Лично я некоторое время назад приобрел домен большой некогда экспертной организации. Люди просто закрылись. Я не ставил целью купить какой-то домен большой, да. Просто люди закрыли, забили на свой экспертный бизнес. Если бы я этим системно занялся, я думаю, что десяток таких…

Ведущая:

Ты, Василий Владимирович, общаешься с директорами наших конкурирующих организаций. Даже не сказала бы конкурирующих.

Ведущий:

Волей случая.

Ведущая:

Да. Как они объясняют? В чем они видят кризис? Вот общее мнение, в чем они видят кризис? Может быть, в том, что у нас строительные организации банкротятся. И это уже другая экспертиза, скажем так.

Ведущий:

В чем кризис? Буквально некоторое время назад, этим летом пригласили меня на день рождения. Компания занимается строительством инженерных коммуникаций. Когда я стал сам жаловаться, что у нас падение продаж, то-то-то, вот, у меня было 120 человек в московском офисе, стало 100 человек. Так, до десятки я округляю. А мне этот человек говорит, он мне сказал: Василий, это не кризис. Кризис когда у тебя было 60 человек, а теперь у тебя 7 человек. Вот это кризис. Я понял, что у меня не все-так плохо на самом деле. У других все гораздо хуже. И когда мы в интернете в очередной раз встречаем брошенные сайты, симптомы неутешительные.

Ведущая:

Чем они обуславливают?

Ведущий:

Чем они обуславливают? Первое: очень много инвестировалось в строительство государственных предприятий, государственных промышленных предприятий. Все это остановилось. Огромные инвестиции были в нефтяную отрасль. Все это остановилось. Огромные государственные проекты никому не нужны. В Татарстане все построено. Чечня вся построена. Ямал…далеко мы от Ямала. У нас нет там филиала.

Ведущая:

По сути либо нет денег в бюджете, которые не выделяются, на строительство объектов, либо нет заказов на строительство тех или иных объектов.

Ведущий:

Либо государство просто заморозило все инвестиционные проекты. То есть в отличие от каких-то других ситуаций, строительная отрасль может себе позволить заморозить, что она, в принципе, и делает. Если это государственные деньги, вопрос с заморозкой, я думаю, никак не стоит. Если это частные деньги, коммерческим строительным организациям очень тяжело замораживать, потому что деньги, как правило, это не их, а заемные, банковские или физ.лиц.

Ведущая:

А оттуда уже закрывается сама организация.

Ведущий:

Да, закрывается, банкротится сама организация. Поэтому падение у нас идет в силу отсутствия денег у государства. Государство закрывает, замораживает свои проекты. Частные проекты вынуждены… если они закрываются в силу падения, в принципе, общей платежеспособности населения.

Ведущая:

Да, потребности нет.

Ведущий:

Срабатывает принцип домино на самом деле: гос.корпорации закрывают финансирование. Вокруг гос.корпораций кормились и кормятся различного рода подрядчики, субподрядчики: всех мастей торговля, общепит, мелкие какие-то дилеры, субдилеры. Все это начинает по принципу домино падать. Как в Америке спасали Дойче Банк? Вся Америка спасала Дойче Банк. Если бы Дойче Банк ушел бы (название Дойче, на самом деле американский банк), если бы он ушел, то повалилось бы несколько отраслей.

Ведущая:

То есть по хорошему счету в данном случае эти, скажем так, организации экспертные, которые закрылись по тем или иным причинам…

Ведущий:

Закрылось, очень много закрылось, надо реестр составлять.

Ведущая:

…спад продаж в наших экспертных организациях, это не зависящие от нас причины, т. е. это работа менеджера или еще что-то. Это, в принципе, можно обозначить, как общероссийская проблема, именно потому, что деньги вкладываются государством в помощь одной стране, другой стране. Либо еще что-то подобное.

Ведущий:

Государство, в принципе, справедливо перестало печатать деньги. Потому что если бы оно продолжало печатать деньги, у нас была бы другая более опасная штука, называемая инфляцией. Слава тебе Господи, что оно не начало этим заниматься. Проблема эта у нас будет длиться от трех до пяти лет. Дальше будет видно. Итак, Алексей Михайлович, я хочу Вам задать вопрос, сколько лет будет продолжаться кризис в России и, соответственно, кризис в области строительной экспертизы? И так ли плох кризис на самом деле, как многие говорят? Может он что-то позитивное несет? Вот такой Вам вопрос.

Эксперт:

Вопрос замечательный. Давайте только разделим, кризис где? Если кризис в стране, в мире или экспертной области, конкретно в нашей организации?

Ведущий:

Давайте в стране и в экспертной области. И третий вопрос: в нашей конкретной организации.

Эксперт:

Отвечу Вам так, т. к. загруженность экспертов-строителей настолько велика, что мы даже бывает не знаем, насколько силен кризис, потому что голову не подымаем от объектов и компьютера.

Ведущий:

И это радует в особенности тогда, когда заходишь на сайт конкурента, а он почему-то поломанный.

Эксперт:

Очень странно.

Ведущий:

Брошенный.

Эксперт:

Честно говоря, даже некогда заходить по сайтам конкурентов. А смысл здесь и вопрос директора более чем понятен.

Ведущий:

Прогноз? Хочу прогноз?

Эксперт:

Прогноз следующий, если так все пойдет на самом деле, то не очень долго все это будет происходить. Но, я предполагаю, экспертным путем, основываясь на эмпирическом опыте, что, если не будет принято, скажем так, неправильных действий, которые могут быть предприняты (я не буду их озвучивать, потому что я инженер, не политик), могут быть последствия хуже. Пока с точки зрения инженера конструктив общий сохраняется. Может он кому-то как-то не нравится, или есть неудобные, неприятные моменты, но общий конструктив сохраняется, дальнейшие разрушения не предвидятся..

Ведущий:

То есть я предполагаю, что через полгода будет полный, как по-немецки сказать?… Анекдот недавно услышал, друзья мои. Как по-немецки: было Ваше, стало наше? Знаешь, нет?

Ведущая:

Нет.

Ведущий:

Кенигсберг. Как бы у нас не было Кенигсберга. Как бы у нас не стало все очень плохо. Поэтому когда Путин говорит, что мы уже дошли до полукризиса, дальше кризиса не будет, а я предполагаю, что в области строительной экспертизы пройдет три года кризиса, потом будет настоящий кризис. Сейчас просто все заморозили активы, а через три года люди перестанут судиться в том формате, в том объеме, как судились.

Ведущая:

А тебе не кажется, что это можно сравнить, скажем так, с естественным отбором? То есть наступил кризис, у нас открылось последнее время последние года, огромное количество вот этих маленьких конторок экспертных, где один эксперт, где вообще никого нет.

Эксперт:

Сухие цифры, пожалуйста.

Ведущий:

Я могу цифры сказать. Друзья мои, люблю выражать свое мнение под названием поржать. 2008 год — в Российской Федерации 100 экспертных учреждений. 2008 год. 2009 — 300, 2010, примерно, — там 500. А сейчас более десяти тысяч экспертных учреждений в России. Более 10 тысяч! Приятно то, что ликвидируются, примерно, 500 ежегодно. Люди входят в бизнес, открывают ОООшку, надеются, что купили сертификаты,..

Эксперт:

СРО купили.

Ведущий:

…купили СРО, истратили деньги на квартиру, арендовал офис. Сели, посидели, через три месяца пришло полтора клиента. Деньги на секретаря на аренду офиса…

Ведущая:

Хорошо, если офиса!

Ведущий:

А что еще бывает?

Ведущая:

Сидят на квартире и принимают телефон.

Ведущий:

Это молодцы, умные люди! В итоге, через три месяца бизнес заворачивается. Тенденция какова? То есть сектор судебных строительных экспертов или просто независимых строительных экспертов естественным образом очищается от непрофессионалов. От людей, которые не дружат с экономикой, от людей, которые не дружат с законом и со своей головой.

Ведущая:

Да. Которые случайны в этой области.

Ведущий:

Которые не имеют ни юридического, ни криминалистического, ни инженерного, ни медицинского образования, в зависимости от той организации…

Ведущая:

Он просто захотел стать экспертом. И еще захотел стать бизнесменом.

Ведущий:

Да, и просто ему рассказали, что там, как у нотариуса, огромные зарплаты. К сожалению, это не так. К сожалению, на самом деле, если брать строительную отрасль в персональной организации…Федерация судебных экспертов это не показатель. Бренд Федерации судебных экспертов слишком длителен по периоду своего существования.

Ведущая:

Становлению вообще.

Ведущий:

И по взращиванию этого бренда, сравнивать который нельзя. Это выход…

Ведущая:

Он произрастал. Произрастал вот так, вот так, вот так. А не просто раз — ком свалился, и вот тебе организация стала.

Ведущий:

Да, потому что 27 октября 12 лет. У нас было несколько ребрендингов. 27 октября ровно 12 лет. Мы раньше назывались по-другому. Вот, потому маленькая организация именно сейчас в период еще не полного дна (дно будет через полгода, это будет в начале этого года весной), все новые организации практически будут рождаться мертворожденными. Если экспертная организация, я смотрю, кстати, зайдите на сайт https://egrul.nalog.ru и забейте слово «экспертиза» и поймете, там интересная графа, забейте слово «экспертиза» или «центр экспертиз», есть интересная графа о ликвидации экспертных организаций. Принцип ликвидации очень простой: полтора года Вы не сдаете налоговую отчетность, и компания закрывается.

Ведущая:

Это смотря какая у них была организационно-правовая форма.

Ведущий:

Ровно полтора года с того момента, как организация перестала сдавать налоговую учетность. Количество закрытых экспертных учреждений устрашающее. В принципе, как экономисты говорят, в мировой практике 90% бизнеса закрывается в течение первого года.

Ведущая:

Понимаешь, это должно быть. Это значит, что это несерьезные экспертные организации. Это значит, кто-то взял, хотел поиграться, поигрался и даже нулевые балансы не посчитал необходимым сдать. Он уже бросил это занятие. Просто, пойду поиграюсь в экспертизу. Все! И это закономерно, так должно быть. Спасибо налоговым органам, кстати говоря, за это!

Ведущий:

Спасибо огромное налоговым органам.

Ведущая:

Да, потому что иначе осталась вывеска, она висит, дай Бог, если висит. И все, люди идут.

Ведущий:

Меня когда спрашивают, Василий, очень много на форуме, люди: Василий, я строительный эксперт, я судебно-медицинский эксперт, вот, я уволился с органов, я эксперт-криминалист, а сколько стоит открыть в Марий-Эл или на Сахалине, или на Камчатке экспертную организацию? Я отвечаю прямо: 15 тысяч рублей. Они: Круто! Побежал открывать. Ребята, Вы с головой со своей дружите. Вы дружите с головой. На эту экспертную организацию навешивается такое количество проблем нереальных, что просто дурно становится. Возьмем строительную область, о которой мы говорим, комплект сертификатов СРО стоит миллион рублей. Второе: зарплата секретаря стоит тридцатку каждый месяц.

Ведущая:

Причем, это не только СРО. Это ты должен в штат принять строительных экспертов со специальным образованием и дополнительным повышением квалификации, которая требуется.

Эксперт:

Аттестацией.

Ведущая:

Аттестаций, это не просто так, пошел, 360 тысяч заплатил в компенсационный фонд, членские заплатил, и все. Нет, ты должен иметь в штате уже экспертов, которые должны быть у тебя штатные, ты им должен платить оклад.

Ведущий:

До кризиса мы делали подсчеты, господа, маленький секрет раскрою, рентабельность экспертного бизнеса равнялась 9%. 9%, ребята! Из ста тысяч Вы могли истратить в ресторанах, в казино и прочих вещах 9% от оборота. Это очень небольшая сумма, если Вы владелец строительного экспертного бюро. Так что подумайте сами. Итак, друзья, полагаю, что наша беседа, которая перекрыла все вопросы судебной экспертизы, строительной экспертизы, перемешала все это с кризисом, закончена. Будут вопросы, задавайте, комментарии пишите, ставьте лайки, дизлайки. Буду рад ответить на Ваши вопросы. Задавайте вопросы Туманову Алексею Михайловичу, Анне Николаевне Гарабе. Мы постараемся на них ответить. До свидания, друзья!

Ведущая:

До свидания!

Эксперт:

До свидания!

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш e-mail не будет опубликован.