Рецензирование экспертиз

Рецензирование экспертиз


Ведущий:

— Добрый день, друзья! С Вами Василий Костюченко! С Вами очередной доклад на тему судебной химической экспертизы. В гостях студии эксперт-химик, кандидат химических наук Мылова Светлана Николаевна. Добрый день, Светлана Николаевна.

Эксперт:

— Добрый день!

Ведущий:

— Друзья мои, сегодня мы поговорим о таком достаточно новом новационном направлении работы судебного эксперта, любой, в принципе, специальности, сегодня мы будем говорить именно о химии, о таком явлении, как рецензирование экспертных заключений, выполненных сторонними экспертными организациями.
В качестве вступления я расскажу, что буквально десять лет назад рецензии выглядели как справки других специалистов, работающих в других организациях, и фактически скромно именовались справками. Без расчета, без намека о том, что это некий анализ, некий аудит, некая ревизия работы, выполненная другим экспертом. Скромная справка: такой-то такой специалист не согласен с выводами судебного эксперта или эксперта, работающего в негосударственном экспертном учреждении. Сейчас по происшествии десяти лет рецензионное заключение судебного эксперта, работающего, что в государственном экспертном учреждении, что в негосударственном экспертном учреждении, реально набрало критическую массу. Рецензионная деятельность судебных экспертов является крайне востребованным видом или пластом в работе любого судебного эксперта без исключений, в том числе, естественно, в области любых химических испытаний, потому что качество региональных экспертов и их заключений, иногда, удручающее. Очень часто попадается в работу судебного эксперта московского заключения государственных экспертов, которые в силу своей псевдонищеты не обладают нужным объемом профессионального лабораторного исследовательского оборудования. И об этом мы сегодня поговорим. Об этом нам сделает небольшой доклад, на тему именно рецензирования, наша уважаемая Светлана Николаевна.
Итак, Светлана Николаевна, как Ваши дела с рецензированием? Как часто попадают к Вам в работу заключения, и чьи заключения Вы видите? Давайте поговорим об этом. И что дальше с ними происходит? Какой путь им даете Вы?

Эксперт:

— Когда сторона, обычно, получает заключение эксперта в ходе судебного разбирательства, какая-то из сторон остается недовольна выводами, которые она читает в заключении. Поэтому хочет обосновать результаты либо назначить повторную экспертизу, тогда обращается к специалистам для того, чтобы провести рецензионное исследование заключения и признать выводы, которые в этом заключении, недействительными. На основании чего суд уже будет решать о повторной экспертизе вопрос. И в последнее время очень часто присылают заключения. Я прошу на рецензионное исследование прислать все листы заключения, включая приложения к заключению, которые они имеют на руках. Тогда изучается это заключение на предмет соответствия самого исследования методическим рекомендациям, которые указаны в списке литературы, и на предмет выполнения статей Федерального закона об экспертной деятельности. 73 закона.

Ведущий:

— Который пока еще действует.

Эксперт:

— Который пока действует, и мы его придерживаемся.

Ведущий:

— Такие кратенькие вопросы: как часто Вы делаете негативные заключения, — раз. Второе: какова судьба этих заключений, и что бы Вы порекомендовали адвокатам, которые пытаются приобщить это заключение к материалам уголовного, любого судебного дела?

Эксперт:

— Обращаются за последнее время достаточно часто.

Ведущий:

— В процентном соотношении от текущего объема работы? Рецензия сколько занимает процентов: треть, 20%, 10%?

Эксперт:

— Где-то около трети. Трети!

— Двадцать, тридцать процентов.

Ведущий:

— Ужас, ужас! Почему так много рецензий?

Эксперт:

— Видимо, не удовлетворяет качество проведенных работ.

Ведущий:

— Почему раньше такого объема не было? То есть это популяризация этого явления или что-то другое происходит? Или просто криминализация дальневосточных, сибирских регионов? У меня два варианта здесь. А Краснодар у нас пишет заказухи.

Эксперт:

— Не могу сказать.

Ведущий:

— Я могу сказать. У нас уже были такие случаи, я расскажу потом.

Эксперт:

— Еще одно замечание хотела сказать, что даже рецензионное исследование, как-то был такой случай, когда само рецензионное исследование в судебном порядке назначил судья.

Ведущий:

— Да, господа! Супер, что Вы напомнили это дело. Это несколько таких дел было. Друзья, процессуалистам надо понимать о том, что в законодательстве отсутствуют четкие границы тех видов экспертиз, которые могут проводится в природе, на территории нашей необъятной страны. То есть реестра, четкого закрытого реестра, судебных экспертиз не существует. Соответственно, каждое ведомство, в составе которого существует экспертное подразделение, составляет свои реестры судебных экспертиз. Они тоже имеют размытый характер. Даже одна и та же экспертиза в разных ведомствах: в таможне, в прокуратуре, в Следственном комитете, в ФСБ, МВД, Минюсте, — называется по-разному. И не просто с разными окончаниями, а категорически по-разному. Прямо вывернуто сзади наперед. В негосударственном секторе, в принципе, ограничения никакого нет. Нет даже рекомендаций, как именовать ту или иную экспертизу, как таковую. Именно в этих условиях всеобщей неразберихи, всеобщей несогласованности грамотный суд понимает, что речь именно идет о возбуждении уголовного дела эксперта-заказушника, назначает рецензионную экспертизу. И никто суду это не запретит. Суд назначает, именует эту экспертизу не исходя из какой-то вольной теории и не исходя из тех реестров, тех перечней экспертиз, которые указаны в системе МВД, Минюста или ФСБ. Он называет экспертизу так, как ему хочется, и он абсолютно справедлив, так как ограничений по обозначению экспертиз, повторюсь, не существует. Именно поэтому, когда судья обнаружит у себя на руках, допустим, материалы, которые подтверждают в восприятии суда о том, что эта экспертиза первичная была так называемой заказушной, заказаной, поддельной, сфальсифицированной и так далее, и так далее обоснованно называет свою судебную экспертизу рецензионной. Это на самом деле достижение. И мы надеемся, что институт судебного рецензирования заключения эксперта, не важно по какой специальности, продолжал развиваться. И «Федерация судебных экспертов» надеется, что институт рецензирования вырастет не только в сознании, а приобретет особый статус. Вплоть до статуса некоего органа, некоего третейского профессионального суда, который бы занимался вопросом внутрикорпоративного рецензирования, проверки качества таких вот недостоверных заключений.

У нас была недавно передача по генетике. Мы осветили вопросы фальсификации доказательств в двух городах. Это Ростовское минздравовское учреждение налепило фальсификацию. Мы об этом говорили, кто хочет, найдите наш ролик по экспертизе ДНК и увидите, кто занимается криминалом даже в гос. учреждениях. Но сейчас дело не об этом. Сейчас о рецензировании. Какие недоработки, какие моменты Вы чаще всего обнаруживаете в результате рецензирования заключения сторонних экспертов?

Эксперт:

— Тут надо разделять область исследования.

Ведущий:

— Пробежимся, да.

Эксперт:

— В основном это, касательно давности составления документов, не во всех заключениях, обычно, указывается ход работы. Да, метод мы применили, то-то получили и выводы такие. Нет приложений, нет результатов самих числовых значений результатов, нет интерпретации.

Ведущий:

— Нет какой-то диаграммы, нет картинки? Я утрировал, конечно.

Эксперт:

— Да, нельзя понять, как эксперт пришел…

Ведущий:

— То есть заключение не подлежит пересмотру. Допустим, у фоноскопистов это диаграмма, у эксперта-генетика это…как она называется? Некая табличка.

Эксперт:

— Фолиаграмма.

Ведущий:

— Фолиаграмма, да.

Эксперт:

— У нас хромотограмма.

Ведущий:

— Вот хромотограммы нет!

Эксперт:

— Нет спектров, нет хромотограммы, нет числовых полученных значений и нет интерпретации.

Ведущий:

— Перепроверить экспертизу нельзя, потому что данные укрыты умышленно.

Эксперт:

— Согласно Федеральному закону…

Ведущий:

— Экспертиза должна быть проверяема, а она не проверяема.

Эксперт:

— Если другой специалист в этой области работает, может проверить достоверность результатов, а этого сделать невозможно, потому что отсутствует часть работы.

Ведущий:

— Такая экспертиза легко оспаривается. О чем надо еще поговорить? Наверное, о квалификации, которой должен обладать эксперт-химик, который возложил на себя функционал экспертизы давности. Хотя бы пробежимся. Понятно, что он должен быть каким-то химиком, давайте поподробнее.

Эксперт:

— Он должен быть химиком, да. Должен иметь квалификацию.

Ведущий:

— Учителя химии? У нас есть люди, которые имеют диплом учителя химии и вели химию 9, 10 класс в школе. Достаточно ли этого?

Эксперт:

— Нужно знать хромотографию, все методы, которые относятся к методу определения по давности составления документов. Встречается, иногда, в подписке, что он или математик, или биолог, или просто говорит: имею высшее образование, а какое, не скажу.

Ведущий:

— То есть речь идет о том, что кроме химического образования, может быть даже химико-биологического, кроме этого факта у человека должен быть опыт работы с определенной приборной базой. Т.е. скажем так: да, я авиационный институт закончил, но никогда за штурвалом не сидел. Но это неправильно. В данном случае человек должен иметь опыт работы на определенном типе оборудования. Любой испытатель любого оборудования должен иметь лицензию, права на оборудование. В данном случае у Вас есть что? Как диплом называется?

Эксперт:

— Диплом, сертификат.

Ведущий:

— Сертификат, о том, что Вы освоили… как точно называется?

Эксперт:

— Сейчас не могу сказать.

Ведущий:

— Вы прикладываете его всегда к заключению.

Эксперт:

— Свидетельство, аттестат. Сертификаты.

Ведущий:

— Свидетельство, аттестат об обучении работы на приборе под название газожидкостной хроматограф номер такой-то такой-то. И если Вы работает на другом хроматографе, то это небольшое нарушение. До этого нарушения можно в принципе при желании доколупаться, что послужит поводом для пересмотра первоначальной экспертизы.

Эксперт:

— Все хроматографы работают практически одинаково, в зависимости от типа детектирования тут идентично все, практически.

Ведущий:

— Но умный адвокат и эту экспертизу разобьет. Друзья мои, пожалуй все. На сегодня мы заканчиваем нашу беседу. Ставьте лайки под видео, пишите вопросы, Светлана Николаевна будет на них отвечать, если Вы ее на это уговорите. Итак, до свидания, друзья, до новых встреч!

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш e-mail не будет опубликован.