Пожарно-технические экспертизы

Пожаро-техническая экспертиза. Пожар в доме ветерана

Ведущий:

Привет, народ! Едем мы на пожарно-техническую экспертизу по сгоревшему дому. Эксперт Григорьев за рулем, как самый ответственный сотрудник. Володь, расскажи, пожалуйста, в двух словах что там за ситуация с этим домом сгоревшим?

Эксперт:

Итак, мы едем сейчас в Пушкинский район, сгоревший жилой дом на трех собственников. К нам обратился восьмидесятилетний ветеран, пенсионер, он был владельцем одной из частей собственности.

Ведущий:

И его обвиняют в итоге?

Эксперт:

И его обвиняют, да, произошел пожар на его территории. Исходя из предварительного разговора, который мы провели с ним, стало понятно, что вины собственника здесь нет. На первый взгляд это перенапряжение в сети, т.е. вина энергосбытовой компании. У него сейчас идет суд. Другие собственники других частей дома подали иск на него. И, к сожалению, суд никак не хочет рассматривать данную версию. Не хочет привлекать энергосбытовую компанию третьим лицом. Мы едем посмотреть на данный пожар, оценить возможность: сможем ли мы помочь в данной ситуации провести полноценную экспертизу. И делаем мы эту экспертизу абсолютно на безвозмездной основе.

Ведущий:

Это не важно. Просто мы социальноориентированная компания, можно такое маленькое отступление. Владимир, с чем связано непонимание суда этой ситуации? Почему судья неправильно реагирует на ситуацию?

Эксперт:

Я понял. На мой взгляд это отсутствие соответствующей специализации в подготовке судей.

Ведущий:

Юрист.

Эксперт:

Судья юрист, да, она не может понимать технические аспекты. И, в принципе, у судей нет понимания возможности судебной экспертизы. Судья получила заключение от органов дознания. И она считает, что на этом все можно закончить. Но есть же независимые судебные экспертные организации, которые более широко подходят к данному вопросу.

Ведущий:

Действительно, юристы имели и имеют подготовку по следующим юридическим тематикам: это судебная психиатрия, судебная медицина, судебная психология. Основы того, основы второго, основы третьего. Плюс криминалистика, где изучаются баллистика и холодное оружие. Немножечко. Все остальные экспертные специальности для юристов это, как правило, эзотерика какая-то, в том числе пожарно-техническая экспертиза, которую, в принципе, нигде не изучают, кроме специализированных вузов системы МЧС и МГТУ им. Баумана. Две системы, которые готовят таких экспертов. Ну что будем помогать?

Эксперт:

Естественно!

Добрый день, друзья. Нас вызвали на пожарно-техническую экспертизу в Пушкинском районе Московской области. Пострадавший — Геннадий Сергеевич Королев. Вот он перед нами. Снимаем мы в темном помещении, поэтому за видеосъемку не несем никакой ответственности. Геннадий Сергеевич, очень кратенько, пожалуйста, для фиксации что произошло, когда произошло?

Геннадий Сергеевич:

15 апреля после завтрака мы все разошлись по своим рабочим местам. Я уехал в Москву, а жена пошла к козам в хозяйственное помещение.

Эксперт:

Понятно, давайте ближе к пожару.

Ведущий:

В доме никого не было?

Геннадий Сергеевич:

Мы разъехались около 11 часов утра. Здесь никого в помещении не было.

Ведущий:

Когда вы узнали о пожаре?

Геннадий Сергеевич:

Жена вошла в помещение в 15.30.

Ведущий:

То есть через 4,5 часа.

Геннадий Сергеевич:

Она в районе 15.30 вызвала пожарную. Войдя в дом, увидела в этом месте трещащий счетчик с пламенем огня и дыма кверху поднимающегося.

Ведущий:

То есть помещение на момент обнаружения пожара не было в огне?

Геннадий Сергеевич:

Не было. Здесь не было никого. И все тут было прекрасно, и все электроприборы.

Ведущий:

Был дым, и горела только одна стена?

Геннадий Сергеевич:

Горела только вот эта часть.

Эксперт:

Вот здесь был счетчик, я правильно понимаю?

Геннадий Сергеевич:

Вот оно, вот положение электросчетчика, в котором он находился. Провод через чердачное помещение подходил к этому…

Эксперт:

Вводной провод.

Геннадий Сергеевич:

Да. Провод очень толстый, как знаете, со столбов, толще пальца толщиной.

Ведущий:

Понятно. Вызвали пожарников. Через сколько минут пришли пожарники?

Геннадий Сергеевич:

Они через 20 минут приехали. И я приехал через 25 минут после того, как все произошло. Я уже возвращался домой. Войдя, я сразу побежал к месту пожара. Счетчик еще был в нормальном таком состоянии, только трещал, горел, и дым поднимался кверху. Я хотел выключить, думаю, замыкание какое-то. Я знаю, что нужно выключить все предохранители. Все они стояли на месте. Ни один из предохранителей не сработал. То есть пожар не после счетчика пошел, а до счетчика. Горел провод, который был под счетчиком.

Ведущий:

То есть в места входа, да?

Геннадий Сергеевич:

Да, элемент входа, который был опечатан. Каждый месяц меня проверяли на состояние счетчика, наличие этих пломб, я расписывался в журнале. И никаких претензий к счетчику не было.

Ведущий:

Я не пожарный эксперт, я предполагаю, если бы у вас был включен какой-то нагревательный прибор, апрель, еще весна, то сработала бы клемма, да?

Геннадий Сергеевич:

Да, я и говорю, что ничего из моих электроприборов, которые были все выключены, они не дали вот этого замыкания, которое получилось в результате обгорания этого провода и, собственно, последующего пожара, который разгорелся.

Эксперт:

Итак, вы воочию видели, когда приехали через 25 минут после обнаружения пожара, что горел вводной провод, счетчик сам не горел?

Геннадий Сергеевич:

Под счетчиком горело. Под счетчиком черный…

Ведущий:

Дымок.

Геннадий Сергеевич:

Последующий, когда новый счетчик мне поставили, произошел второй пожар, который я потушил.

Эксперт:

Давайте мы дойдем до этого. Скажите, когда вы пришли, огонь уже распространялся по строительным конструкциям? Или нет?

Геннадий Сергеевич:

Огонь был только в этом месте. И дым шел по чердачному…через крышу шел дым. Когда подъезжал, пламени никакого не было. Ничего не было. Было только вот здесь.

Ведущий:

Почему дом сгорел, тогда вопрос, если только в одном уголочке?

Геннадий Сергеевич:

Очень печально. Я вам скажу, почему сгорел дом. Когда я вбежал, у меня хранились деньги в этом углу. С той стороны была заначка. Было там два миллиона и документы мои. И когда я вбежал, я схватил отвертку. Здесь ни дыма, ни огня в той части не было. Отвертка оказалась без жала. Я подбежал, а нечем отворачивать. Один нужно было мне шуруп отвернуть. Открывалось, я бы взял и ушел. И тогда последствия были бы другие. В этом момент вошел пожарный со своим шлангом. Он говорит: Уходи дед, уходи. И я ему по горячке сказал, что у меня в углу документы и деньги. Вытолкал он меня пинками. И говорит: Иди. Еще даже не включалась вода. Ни дыма, совершенно чистое помещение было. И после этого я думал, стоял здесь, что не дойдет до того. Горит только это. Четыре пожарных расчета, вы представляете, тушили с четырех часов до двух часов ночи. Вот вы видите, какой очаг.

Ведущий:

То есть зайдя в помещение, где площадь возгорания 6 кв м…

Эксперт:

Два квадратных метра по сути.

Геннадий Сергеевич:

Мне очень неприятно. Но они сжигали. Я пять раз подходил к пожарным: Почему не тушите? — Воды нет. Вы видите: вот пруд и вот пруд. Четыре расчета, воды нет. Раз сказал, два сказал. А потом я понял: они с этого тянули возгорание до того угла, в котором у меня были деньги. Я вначале не понял, а сын мне говорит: пап, четыре пачки по 500 тысяч, там должны быть несгораемые…Я на место, нет ничего, ни пепла, вот этих полосочек и т.д. В то же время вот здесь у меня обихожие деньги, 40 тысяч, в самом очаге пожара, я их потом достал отсюда, и они не обгорели почти. И я их потом заменил.

Ведущий:

Вы о том, что банки существуют, знаете, нет?

Геннадий Сергеевич:

Понимаете, а 500 тысяч в мешке…

Ведущий:

Вы же сказали 2 миллиона?

Геннадий Сергеевич:

И деньги эти я получил за квартиру, которую продал в 17 году в Заветах Ильича. Посчитал, что мне не нужна уже эта квартира. И деньги мне были нужны. Поэтому мне очень неприятно это. Вначале не подумал.

Ведущий:

Можно вас перебить, Геннадий Сергеевич, они получается с 4 часов дня до 2 ночи 10 часов тушили площадь помещения в 2-6 кв м?

Геннадий Сергеевич:

Да, да.

Эксперт:

Естественно, конечно, дальнейшее распространение горения неизбежно.

Ведущий:

То есть они инициировали, чтобы помещение целиком сгорело?

Геннадий Сергеевич:

Да, они сделали так, чтобы сгорело. Понимаете, здесь была металлическая дверь. Все это закрыто. Там ничего, никаких…а спрятано было вон там. Довести до того состояния из этого, ну это…

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, какого года постройки дом?

Геннадий Сергеевич:

38 года.

Эксперт:

38 год. Какая-нибудь огнезащитная обработка проводилась по древесине?

Геннадий Сергеевич:

При уходе на пенсию, это приблизительно 15-17 лет тому назад, вся проводка…

Эксперт:

Нет, огнезащитная обработка древесины?

Ведущий:

Жидкости какие-то там розовые?

Эксперт:

Сколько лет назад это было?

Геннадий Сергеевич:

Я вам скажу: лет 15 назад.

Эксперт:

Лет 15 назад.

Геннадий Сергеевич:

В доказательство этого…

Эксперт:

Мы вам верим, Геннадий Сергеевич.

Геннадий Сергеевич:

Запас остался, есть, я вам покажу канистру с этой жидкостью, которую я купил больше нормы и не истратил.

Эксперт:

15 лет назад последняя огнезащитная обработка. Площадь пожара изначально 2 кв.м.

Ведущий:

Друзья мои, я так думаю, мы приезжали за одним, а у нас совершенно другая ситуация, здесь, по всей видимости, речь идет не о том, что результаты, выводы пожарной инспекции, МЧС были неправильными, а банальный криминал, банальное воровство мы наблюдаем в данный момент. Банальное воровство, причем сотрудниками МЧС. Я так полагаю, наш видеоматериал надо переслать, копию, в прокуратуру областную, в надзорные органы с тем, чтобы возбуждали уже дело по другим статьям уголовного кодекса. Оператор, пожалуйста, снимите тот угол, где у нас деньги прятались.

Эксперт:

Это с той стороны было, в предбаннике.

Ведущий:

Пожалуйста, покажете нам, где это находится, где у вас был тайничок? Осторожно, осторожно, а то мы не доживем здесь до конца дня.

Геннадий Сергеевич:

Вот в этом месте. В этом углу. Здесь была такая панелька, которая скрывала под дерево. И нужно было только один шурупчик снять. Вот здесь все лежало. Я документы хранил в трех местах: здесь, под кроватью. В результате под кроватью осталось. И документы на дом, на землю сохранились под кроватью. А вот здесь, то, что было для меня самое ценное…

Ведущий:

Ладно, мы поснимали место.

Геннадий Сергеевич:

Я думал, вот дверь закрыта, сюда огонь через металлическую дверь никак пройти не мог. Еще раз говорю: я пять раз подходил. Воды нет. Вон пруд с этой и другой стороны. Что вы не можете этой воды взять!?

Ведущий:

Друзья мои, мне кажется достаточно. Андрея, пожалуйста, сними вот это направление, в каком состоянии краша.

Геннадий Сергеевич:

Я не пожарник, но неужели нужно столько времени для тушения этого пожара!? Здесь никаких ни горючих, ни смазочных, никаких веществ здесь не было.

Эксперт:

То есть никакой горючей нагрузки, которая служила бы катализатором горения (легковоспламеняющиеся жидкости, горючие жидкости), ничего не хранилось, ничего не было? Я вас понял.

Ведущий:

Давайте выйдем тогда наружу, потому что здесь видеосъемка отвратительная, конечно. Давайте выйдем наружу за пределы этого строения опасного.

Итак, друзья, выехали мы изначально на пожарно-техническую экспертизу по вот этому сгоревшему строению. По факту оказалось, что мы выехали на какой-то криминал. Банальное воровство материальных ценностей в размере 2 миллионов, да?

Геннадий Сергеевич:

Да, 2 млн рублей. У меня есть подтверждающие документы.

Ведущий:

Со слов владельца, Геннадия Сергеевича Королева, вместо того, чтобы тушить пожар — небольшое место возгорания площадью 2-6 м — господа пожарники заперлись в помещении, начали его банально шманать, а с тем, чтобы скрыть следы воровства, растащили огонь по всему помещению. В результате человек лишился и денег, и помещения, т.е. два в одном. Я думаю, этот материал мы должны передать в надзорные органы и прокуратуру, пускай возбуждают уголовное дело против сотрудников МЧС. Да, конечно, будут нелестные комментарии адептов или государственных служащих, которые работают в этом органе. У каждого, друзья мои, своя работа. Наша работа — изобличать вот таких жуликов.

Друзья, Геннадий Сергеевич расскажет историю с судом. Давайте про суд ваш.

Геннадий Сергеевич:

Я удивлен нашим судом, который по отношению ко мне отнесся не только как к не человеку, а к какой-то нечести.

Ведущий:

Расскажите, с вас что-то взыскали?

Геннадий Сергеевич:

Больше того, я еще не успел собрать, чтобы подать на электриков за уничтоженный мне дом, а соседка уже подала на меня иск. При полной моей невиновности со стороны пожарников, они это сказали… второй пожар я тушил через две недели, суд начался с того, что меня даже не пригласили на первое заседание, повестку не прислали.

Ведущий:

В итоге пострадали соседние дома примыкающие? Правильно? Правильно. И соседка, которая находится слева или справа подала на вас в суд?

Геннадий Сергеевич:

Да, на меня подала.

Ведущий:

И сколько взыскала она с вас?

Геннадий Сергеевич:

Хотела 4, а суд присудил уже 2,5 млн.

Ведущий:

То есть осметила ремонтные работы по какому дому: вот по этому сараю?

Геннадий Сергеевич:

Нет, только по этому. Это племянники моей жены, они не стали. У них только крыша. А эта построила…вот видите трубу, она этой высоты построила второй этаж и мешала тушению пожара. Вы понимаете, пожарники не могли…с этой нельзя, с этой нельзя, а с этой она закрыла окно в мое помещение.

Ведущий:

Следующий вопрос: вот это что такое? Это уже после пожара?

Геннадий Сергеевич:

Это продолжение, да.

Ведущий:

Вы уже начали строить?

Геннадий Сергеевич:

Да.

Ведущий:

Все, не рассказывайте, это после пожара. Следующий вопрос: какое решение вынесла МЧС? Какое постановление, что там написано?

Геннадий Сергеевич:

Против меня в возбуждении уголовного дела отказать. Пожар произошел от короткого замыкания в электросети. Пожарник, уходя,.. я первый раз, я не горел за 85 лет ни разу, он сказал, что вы, Геннадий Сергеевич, не виноваты. Я говорю, они заранее заявили претензию, т.к. было видно, что пострадал. И вот построив, обратите на это внимание, построив второй этаж без моего согласия, без согласия организации, которой положено выдавать пристройки, т.е. самострой, она помешала тушению пожара, и за эту самовольную постройку с меня 2 миллиона только за то, что она второй этаж построила незаконно. А у нее документы только на первый этаж, и подсовывает документы первого этажа.

Ведущий:

А у вас здание вот это скольки этажное было? Как оно выглядело, так же как и это?

Геннадий Сергеевич:

Одноэтажное.

Ведущий:

Как пенал длинный?

Геннадий Сергеевич:

Да, вначале все было, и здесь, и здесь, и мой. Но 4 года назад я сделал крышу, не как тут двухскатную, а четырехскатную. Вот видите, это моя труба.

Ведущий:

Это ваша труба?

Геннадий Сергеевич:

Это моя труба. Вы видите, где граница с крышей, в результате после того, как я сдал на законном основании, это помещение жилым не признано было, под крышей которое. Это как-то они называют…какое-то слово, не антресоль, а как-то…

Ведущий:

Мансарда.

Геннадий Сергеевич:

Мансарда, правильно. Не входит. И у меня количество жилой площади не увеличилось. Все у меня это документально было оформлено.

Ведущий:

Дом не застрахован?

Геннадий Сергеевич:

Т.к. он 38 года он не подлежит страхованию. И первая стоимость, меня что удивляет, он стоил 50 тысяч. И только совсем недавно в связи с какой-то реконструкцией и изменением цен его балансовая стоимость стала 700 тысяч. Дом стоит 700 тысяч, а мне присудили 2 миллиона за несуществующий дом.

Ведущий:

Давайте еще парочку вопросов задам. Сколько вам лет сейчас?

Геннадий Сергеевич:

Мне 85 лет.

Ведущий:

85 лет, друзья! И такой живой, такой активный!

Геннадий Сергеевич:

Жене 81. Поверите: я бывший служащий…

Ведущий:

А где вы служили?

Геннадий Сергеевич:

Я специалист специальной связи.

Ведущий:

Спец. связь. Госу.служащий, друзья. Встретились с другим гос.служащим, да, из МЧС, и он вам помог.

Геннадий Сергеевич:

В госплане, в СНХ, в Госкомитете по внешним экономическим связям. Потом закончил спец.работу. Работал зам.главврача по кадрам 7 Туберкулезной больницы и потом кадровиком закончил всю свою жизнь. И я не верю, что к людям так плохо можно относиться со стороны администрации.

Ведущий:

Какой администрации? Мы про суд сейчас говорим или МЧС?

Геннадий Сергеевич:

Про суд. У нас как бы спор. На первый суд не прислали. Когда читает это, я говорю: неправда. Она говорит о том, что она со мной неоднократно хотела решить вопрос…

Ведущий:

У вас был адвокат или не было адвоката?

Геннадий Сергеевич:

На первый суд пошел без адвоката. А когда вижу, что судья на меня прет так, что я буду виноватым без вины…

Ведущий:

Решение вступило в законную силу по взысканию с вас денег?

Геннадий Сергеевич:

Мы сейчас обжалуем.

Ведущий:

Обжалуете, да?

Геннадий Сергеевич:

Да. Но еще раз говорю: нельзя так нагло…Жена целое заседание суда стояла стоя в суде. 81 год! Это же какое отношение к человеку!? И судья молодая, Абрамова ее фамилия.

Ведущий:

Какой суд?

Геннадий Сергеевич:

Это Пушкинский городской суд. И она во мне какого-то зверя, врага видела.

Ведущий:

Почему стоя?

Геннадий Сергеевич:

Она ей сесть не предложила, там места не было. Полтора часа жена стояла, слушала заседания суда. Это отношение чисто человеческое.

Ведущий:

Видеофиксация была? В суде съемка велась?

Геннадий Сергеевич:

Нет. И вообще, я говорю, замечания, мои какие-то пожелания запросить…

Ведущий:

Экспертизу не проводили, кто виноват, на предмет определения источника возгорания, виновности?

Геннадий Сергеевич:

Нет. Не проводилась.

Ведущий:

Почему? Судья должна была назначить экспертизу.

Геннадий Сергеевич:

Еще раз скажу: судья назначила экспертизу, т.к. вначале мне 4 миллиона предъявили.

Ведущий:

Это оценочная, это не то.

Геннадий Сергеевич:

Судья назначила эксперта судебного за мои 60 тысяч. У меня пенсия 20 тысяч. Я говорю эксперту: мне нечем платить.

Ведущий:

Смотрите: судебную экспертизу назначила по оценке ремонтно-восстановительных работ?

Геннадий Сергеевич:

Да. Ее, не моих. И этот эксперт за 60 тысяч… я говорю: нечем платить, я тогда три месяца буду голодный. Он говорит: А какой результат будет? Заплотишь еще дороже, и результат будет. Махинации в цифры. Эти 15% на все поврежденное. И в результате 500 тысяч уже…

Ведущий:

Фамилию эксперта и экспертную организацию не скажете, да?

Геннадий Сергеевич:

У меня есть все документы и квитанции. Самое главное: государство хочет помочь пенсионерам, а она меня заставила… я сейчас три месяца живу на пенсию в 14,5 тысяч, которую получает жена. А 20 тысяч, эти 60, я выплачиваю, которые занял.

Ведущий:

Вы могли не платить.

Геннадий Сергеевич:

Если вам говорят: как я буду делать в твою пользу экспертизу, если ты мне не платишь!?

Ведущий:

Но он не в вашу пользу сделал. Ладно, его задача была просто оценить. Давайте не будем трогать этого строительного эксперта, который оценивал ущерб. Пожарно-техническую экспертизу никто не проводил?

Геннадий Сергеевич:

Не проводил.

Ведущий:

Вам говорили, что вы вправе назначить экспертизу для определения виновника?

Геннадий Сергеевич:

Никто мне не говорил.

Ведущий:

Электросети привлекали вы? Энергетическую компанию?

Геннадий Сергеевич:

Я написал судебное…

Ведущий:

Ходатайство о привлечении третьего лица…

Геннадий Сергеевич:

Нет, ходатайство к ним, чтобы они решили это до суда. Потому что перед этим в Северные сети ходил на прием. Выслушал меня зам. начальника Северных сетей, которые меня сожгли.

Ведущий:

Северные сети…как до конца называется? Полярные сети? Скажите правильно, как это называется.

Геннадий Сергеевич:

У меня, если разрешите, есть документы, как они правильно называются. И вот я к зам.начальнику, он выслушал меня, понял, встал и говорит: напиши все это. Я написал. Он говорит: Геннадий Сергеевич, чем тебе помочь? Деньгами? Я говорю: Чем бы ты мог помочь, если бы ты сгорел? Он говорит: Понял. И пошел к начальнику.

Ведущий:

И результат нулевой, да?

Геннадий Сергеевич:

И в результате назад пришел. И говорит: Геннадий Сергеевич, у нас нет полномочий вам оказать помощь, Вам придется обращаться в суд.

Ведущий:

Понятно. То есть вас мягко отшили. В суде вы знали о том, что надо привлекать электросетевую компанию?

Геннадий Сергеевич:

Откуда?

Ведущий:

Не знали.

Геннадий Сергеевич:

Я как котенок…

Ведущий:

Я простые вещи буду задавать. Вы далеко…, а то мы будем про котенка говрить. В суде вы ходатайствовали о привлечении сетевой компании?

Геннадий Сергеевич:

Я в суде…после этого пожара два раза возникла такая же ситуация пожароопасная. Я один пожар затушил. Я просил их справку запросить, которую мне организация не дает, что у меня было еще два раза возникновение пожара по вине электриков. И суд мне в этом отказал.

Ведущий:

Вы ходатайствовали о проведении пожарной экспертизы?

Геннадий Сергеевич:

Нет.

Ведущий:

Не ходатайствовали. Почему? У вас же был адвокат или не было? Адвокат у вас был в суде?

Геннадий Сергеевич:

Был. У меня есть договор, если хотите, я вам предъявлю.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, наверное, к следующему заседанию подали ходатайство о назначении судебной экспертизы?

Ведущий:

Вы пожарную экспертизу подавали все-таки? Пожарно-техническую? Подавали или не подавали?

Геннадий Сергеевич:

Я не подавал. Только, что мне пожарники вручили, то у меня и есть.

Ведущий:

Хорошо, адвокат подавал на экспертизу? По оценке ущерба вам делали экспертизу. По виновности в возгорании делали экспертизу?

Геннадий Сергеевич:

Нет.

Ведущий:

Не назначали, не требовали, почему не требовали? О чем мы сейчас говорим?!

Геннадий Сергеевич:

Я этого не знал.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, скажите в органах дознания экспертизу ведь проводили?

Геннадий Сергеевич:

Сюда приехал пожарник.

Ведущий:

Все-таки была экспертиза?

Эксперт:

Была, но на стадии проверки.

Ведущий:

То есть в виде справки?

Эксперт:

Небольшая экспертиза. Геннадий Сергеевич, подскажите, вы в суде говорили о том, что не согласны с виновностью. Вы говорили об этом в суде?

Геннадий Сергеевич:

Я не только…я писал.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, а судья вызвала эксперта из органов дознания, который проводил экспертизу на допрос, чтобы он дал пояснения?

Геннадий Сергеевич:

Нет.

Эксперт:

То есть судья даже не вызывал эксперта?

Геннадий Сергеевич:

Мы попросили третье…я лежу в больнице…

Ведущий:

Какое третье лицо?

Геннадий Сергеевич:

Электриков.

Ведущий:

То есть пришли.

Геннадий Сергеевич:

Привлекали, да, электриков. Он пришел и говорит: я не в курсе, дайте мне возможность быть в курсе.

Ведущий:

Юрисконсульт пришел из электросетей. Не инженер, соответственно, от него толку…

Эксперт:

Попросили отложить, чтобы ознакомиться с материалами дела.

Геннадий Сергеевич:

Суд отказал и присудил. Я прислал им справку из больницы, прошу отложить до моего…отказали. Я удивляюсь, адвокат вышел и говорит: за свою большую практику я первый раз вижу, чтобы так относились к людям. Нам отказали.

Ведущий:

Внесудебная экспертиза в итоге не проводилась. Судья посчитала, что та справка из МЧС доказательство, да, без 307, да, провели?

Эксперт:

При этом человек заявлял о том, что он не согласен с присуждаемой ему виновностью. Но эксперта не вызвали. Суть проблемы в том, что органы дознания пишут достаточно размыто саму причину пожара. Они указывают причиной пожара: аварийны режим работы электрооборудования.

Ведущий:

То есть для человека с гуманитарным, юридическим образованием этот ответ ни о чем.

Эксперт:

Человек не понимает, видит, что аварийный режим…

Ведущий:

Поломалась машинка, да?

Эксперт:

Скорее человек видит, где очаг пожара. Видит, что на территории Королева Геннадия Сергеевича. Соответственно, на его территории — его вина. Но причинно-следственную связь между выявленной причиной и отчего она возникла, суд даже не углубляется.

Ведущий:

Это банально, как гидроудары при заливах. Какая-то снабжающая организация дает огромное давление, у всех лопаются стояки. В принципе, все то же самое. Только здесь вместо воды электричество. Вот и все.

Геннадий Сергеевич:

Вот, поставили столбы в прошлом году. Вот эти два от них не зависели…у меня 18 лампочек перегорело. Перенакал, я сразу же вызываю аварийную службу. Приезжают, устраняют. Говорят: все устранили. На следующий день опять. Вот, видите 4 провода, сняли два провода, переставили на другую фазу, и тогда только ток вошел в свою норму. И перестало это. Если бы я не вызывал, загорелся провод, я вызвал аварийную службу. Они устранили. Перегорели лампочки, выстрелило зарядное устройство, я опять вызвал. Не пошли устранять, залезли на столб, переставили…Но ведь это же факт, котрый существует.

Эксперт:

По сути по тому, что описывает Геннадий Сергеевич, явный признак перенапряжения. Вы же давали все эти пояснения в суде?

Ведущий:

Да, нет, думаю нет, потому что нам тяжело его опрашивать.

Геннадий Сергеевич:

Да, я в письменном виде все указал.

Эксперт:

В письменном виде вы это указывали, но суд при этом никак не прореагировал.

Геннадий Сергеевич:

В письменном виде, что моей вины нет, и я просил отказать Басовой в удовлетворении иска.

Ведущий:

Смотрите, Геннадий Сергеевич, чтобы доказать отсутствие вины, над этим надо работать. Адвокат у вас не работает, ходатайств никаких о назначении судебной полноценной экспертизы не подавали. Суд не учел ваш возраст. Не учел, что вы, грубо говоря, не так ясны в сознании, как молодые люди, допустим. С той стороны приходили юристы, адвокаты. Вы приходили со слабым, мягко скажем так, юристом, который не знает о том, что виновность определяет не суд, а фактически судебный эксперт-пожаротехник, который исследует объект, исследует локально, грубо говоря, провода ваши и ваши счетчики.

Геннадий Сергеевич:

Я-то думал…он, знаете что, отрезал провода, смотрел сечения проводов.

Ведущий:

Он просто изымал вещественные доказательства.

Геннадий Сергеевич:

И он сказал, что все у вас нормально. Нет у меня тонких проводов. Я работал на фабрике, мне электрики все это сделали таким образом, что запас прочности был большой. Это исключено совершенно. Но самое главное: не было ни одного источника, кроме холодильника, который бы потреблял…и загорелся подающий шнур.

Эксперт:

Это понятно. По сути органы дознания выполнили свою основную функцию. Они написали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, не передали по последственности.

Ведущий:

Не нашли поджог. И определили: Виноват сам, разбирайся сам.

Эксперт:

Да, да. В принципе, как обычно.

Геннадий Сергеевич:

И то, что мои источники дали пожар. Я-то считал, что этого достаточно.

Ведущий:

Вы неправильно считали. Итак, друзья мои, мы по результатам обследования проведем бесплатно пенсионеру Королеву Геннадию Сергеевичу экспертизу. Результат экспертизы мы вручим персонально ему. И направим данный видеоматериал и соответственно заключение, копию в прокуратуру, в надзорный орган с тем, чтобы они провели проверку и приняли в результате проверки адекватное решение. Все, друзья, до свидания!

А вы как заходите на свою территорию?

Геннадий Сергеевич:

Она заходит отсюда.

Ведущий:

А вы?

Геннадий Сергеевич:

Я захожу отсюда.

Ведущий:

А чего мы выходим через..?

Геннадий Сергеевич:

Зачем по горелке-то.

Ведущий:

Вот ваш участочек получается вот так, да?

Геннадий Сергеевич:

Да, вот это все мое. И так между нами мужчинами: мы ей подарили три с половиной сотки земли безвозмездно.

Ведущий:

Подарили как? На словах?

Геннадий Сергеевич:

Почему? У меня есть документ.

Ведущий:

Это ваше право.

Геннадий Сергеевич:

Право-то мое. Мы были в хороших…Когда она стала хамить и делать это, мы с ней рассорились окончательно. И теперь получается построила на моей земле, пользуется моей землей и с меня еще хочет 2 млн.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, вы мне расскажите в итоге: копию материалов проверки получили? В органах дознания вы получили копию?

Геннадий Сергеевич:

Значит, вчера я еще одно заявление…

Эксперт:

Что они ответили?

Геннадий Сергеевич:

На четверг позвонить назначили. Написал: прошу дать мне посмотреть…

Эксперт:

Ознакомиться с материалами проверки.

Геннадий Сергеевич:

Да, начальнику написал. Тот написал какому-то инспектору. Тот говорит: это в течение месяца. Я вчера у них там был. Но секретарь мне сказал: позвоните в четверг.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, в четверг звоните и обязательно мне потом перезваниваете, говорите о том, какой был разговор.

Геннадий Сергеевич:

Они мне сказали, что дадут, и я переснимать буду. У меня телефон есть. Я все это сниму и вам отдам.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, лучше возьмите сына. Попросите, пусть с вами съездит. Пусть хорошо все сфотографирует. Мне нужно, чтобы было хорошее качество.

Ведущий:

Пошли на выход. Покажете, где живете?

Геннадий Сергеевич:

Безусловно.

Ведущий:

Рассказывайте, где вы проживаете?

Геннадий Сергеевич:

Вот это летняя столовая, спальня, туалет.

Ведущий:

Вы издеваетесь?! На самом деле что это ?! Это сарай.

Геннадий Сергеевич:

Зима пришла. Значит, летнее кончилось. И чердак курятника, в котором я сейчас живу. Я охотно покажу. И зимовать в этом…все холодное, как вы понимаете. Как зимовать, не знаю.

Ведущий:

Это первая зима, это же было в апреле этого года, да?

Геннадий Сергеевич:

В апреле случилось.

Ведущий:

Покажите нам, пожалуйста, детали все. Оператор как раз поснимает. Земля, по земле идем. Что это раньше было у вас?

Геннадий Сергеевич:

То, что в сарае раньше выбрасывали, а я не выбросил. Вот, видите, здесь…

Ведущий:

А как Вы смотрите?

Геннадий Сергеевич:

Все включается.

Ведущий:

И сидите вот так смотрите телевизор?

Геннадий Сергеевич:

Да, а что делать? И чем-то занимаюсь. Ну, дел-то невпроворот, как вы понимаете. Ну, а это вот…

Ведущий:

Ваше жилище?

Геннадий Сергеевич:

Жилье, где мы с бабушкой.

Ведущий:

А свет можно включить, если не сложно, а то мы здесь ничего не видим.

Геннадий Сергеевич:

85 лет, мы как скалолазы.

Ведущий:

Акробатика, чтобы залезть в этот сарайчик. Это у вас что было или есть?

Супруга Геннадия Сергеевича:

Это курятник был, над курятником.

Геннадий Сергеевич:

Значит, когда-то у меня идея возникла: сделать сарай, курятник и дом. Я во время отпуска из отходов древесно-стружечных плит, их выбрасывали, а я их купил за бутылку и слепил вот этот сарай.

Ведущий:

Давно, да, уже?

Супруга Геннадия Сергеевича:

Давно.

Геннадий Сергеевич:

Он холодный.

Ведущий:

Чем сейчас обогреваетесь?

Супруга Геннадия Сергеевича:

Вот, газом. Только выключила. Кошка просится в окошко, а горячее…

Геннадий Сергеевич:

Вы знаете, что я хочу сказать: в суде я встретил плохих людей в лице судьи. А вот все, что вы видите: вот это подарил сосед, вот это подарил сосед…

Супруга Геннадия Сергеевича:

Да все, с ног до головы.

Геннадий Сергеевич:

Вот это подарил сосед. Все имущество, которое вы видите, подарили люди. Вот одета бабушка и я — подарили люди.

Супруга Геннадия Сергеевича:

От иголки до подушки.

Геннадий Сергеевич:

Мы хорошие люди, и нас всегда уважали.

Ведущий:

Где ваш сын? Помогает?

Геннадий Сергеевич:

Дети помогают. Но они не могут построить мне дом. Нет у них таких средств. У меня три внука: скинулись, денег дали на строительство. Я собрал эти деньги, поселковый совет, я ей очень благодарен, она дала ей 100 тысяч. Такую сумму, я даже, честно говоря, не ожидал.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Прямо на третий день уже перевела мне деньги.

Геннадий Сергеевич:

Я вначале был в отчаянии. А когда я увидел, что люди помогают, что люди собирают, поверите, я 25 лет на пенсии, услышали мои сотрудники и собрали мне в помощь на дом. Я понимаю, что я оказался без вины виноватым, все потерявшим. И только среди вас я какую-то поддержку, которую безвозмездно хотите…денег-то нет. Куда ни обратитесь, вот вы говорите в экспертизу, даже суд назначил, я не думал, что за мои деньги. И теперь мы с ней живем на 14 тысяч. Ну, разве можно двоим старым людям вот в таких…Зимних вещей у нас нет. Все, что нам подарили и дали, только осеннее-весенне.

Супруга Геннадия Сергеевича:

А потом давали-то…я была 56 размера. Стала с этим делом 46. Все знают, что я была полной. И все на мне висит. Всего полно, все надавали, но одеть не могу.

Геннадий Сергеевич:

Поверьте, я даже не предполагал. Дает, как в кино, тысячу рублей: прости, что могу. Сует мне. Я никогда не брал чужих денег. А дает пятерку, 5 тысяч, я говорю: да я же не нищий. Мы оказались в безвыходном положении, безвыходном! Все сгорело. У нас нет денег. У нас нет, простите за грубость, нет жратвы, пошли на верх, здесь у нас есть чебуречная, заказал чебурек, денег не взяла буфетчица с нас. Я ей даю, у меня последние 500 рублей, она не взяла. А бабушка шла из магазина в парикмахерскую, парикмахерша подстригла ее и тоже денег не взяла.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Приходите в любое время, денег с вас брать не буду. Вот так люди относятся.

Геннадий Сергеевич:

И говорит: и деда приведи. Она повела меня. И меня подстригли бесплатно. То есть есть люди, которые понимают и сочувствуют и готовы…Честно, я взрослый человек, я побывал в 20 странах мира, моя работа была такая, был в загран.командировках и видел, как люди там относятся по культуре, и вижу, как здесь. Никогда я не был ни в чем уличен с судом, с милицией, я ни с кем никогда не имел…Я жил здесь 25 лет, сажал деревья, ухаживал за прудом.

Ведущий:

Это ваша пенсионная недвижимость, да, так сказать?

Геннадий Сергеевич:

Да.

Ведущий:

Купили на пенсию.

Геннадий Сергеевич:

И вы понимаете, я был доволен. Ничего мне не нужно. Я даже лекарства не покупал, которые мне положены.

Ведущий:

Которые бесплатны.

Геннадий Сергеевич:

Я их даже не покупал. Я платил. У меня были деньги. У меня была квартира, та, которую продали. Т.е. это та добавка к пенсии, мы бы умерли также, будучи состоятельными, одетыми, обутыми в доме и т.д. Все я делал своими руками, мне хотелось добиться какого-то комфорта, своими руками сделать. Так как я в учреждениях работал и на природе и мечтал об этом, что я в сельской местности… Я сделал водопровод сам.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Все своими руками.

Геннадий Сергеевич:

Все, что мне дали, все это сделал сам. Я слесарей никаких не вызываю.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Часы сломались, дедушка делает, электричество делает, все своими руками, вода…

Геннадий Сергеевич:

А в результате, вы не поверите, после пожара я там вырыл канаву.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Как погребочек.

Геннадий Сергеевич:

Чтобы зимой была вода, нужно чтобы мотор не замерзал. Вот вырыли, но денег нет землю эту раскидать. 85 лет, 15 кубов земли, вы там выходили, я раскидал своими руками.

Ведущий:

Я видел.

Геннадий Сергеевич:

Она говорит: чего ты делаешь? Дед, ты умрешь там. А у меня эта злоба, обида. И самое главное, я думал, я пошел в эту организацию, мне ничего не нужно, я не жадный, сожгли, ну помогите мне построиться. Сколько мне осталось жить? Немного. Я им написал то, что у меня сгорело. Я им представил чеки, не как она воздух назначила, инструкцию, т.е. одних сувениров я навозил столько. Я в Индии был, предположим, в командировке.

Ведущий:

То есть все имущество вы в чеках хранили?

Супруга Геннадия Сергеевича:

У него привычка.

Геннадий Сергеевич:

Деньги украли, а чеки под кроватью. У меня под кроватью чемодан такого типа…

Супруга Геннадия Сергеевича:

Дипломат.

Геннадий Сергеевич:

Такой чемодан с чеками был, покупал, я туда складывал. Не думал, и они пригодились. И сейчас я готовлюсь, буду подавать все-таки в суд на электроорганизацию. Но я представляю чеки, я представляю инструкцию того, что сгорело.

Ведущий:

Это для подтверждения стоимости имущества.

Геннадий Сергеевич:

Я подтверждаю, что я не выдумщик. А то, что у меня было, что же, сгорело, это несчастье.

Супруга Геннадия Сергеевича:

А второй дипломат был с моими со всеми документами, все там у меня. И он всегда говорил: чего случится, прямо под кроватью дипломат, прямо хватай, и беги. А вот здесь у нас в углу деньги: прямо бери и беги. А когда пришла, дверь открыла, меня вышибло оттуда.

Геннадий Сергеевич:

Тренировку проводил, как деньги, если пожар…вот, поверите. А сам…все накаленное, прибежал с пустой отверткой. Если бы отвертка была, я бы достал свои деньги.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Но его не пустили, его вышвыривали оттуда.

Геннадий Сергеевич:

И сейчас было бы намного легче.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Пожарник вышвыривал его. Он рвется туда к этому углу, никаких следов не осталось.

Геннадий Сергеевич:

А нет еще и дыма, когда он меня выкидывал.

Супруга Геннадия Сергеевича:

От документов остались следы в дипломате.

Ведущий:

Мы вам не говорили: мы сейчас сделаем видеофиксацию, и материалы попадут в прокуратуру с экспертизой и с нашим опросом, так сказать. Уже чуть ли не журналистским расследованием. Хотя мы не журналисты. Все тогда, друзья, до свидания!

Геннадий Сергеевич:

Значит все документы, о чем я говорю…я вам скажу, спец.связь, я шифровальщик. Меня охраняли. В штабе округа я единственный.

Ведущий:

Спец.связь гкбэшная?

Геннадий Сергеевич:

Да, военно-морского флота. Я кончал специальную школу спец.связи в Астрахани. 20 лет по ней работал по этой специальности. А потом мне надоело сидеть за решеткой. Говорить нельзя было. Я сейчас вам говорю, потому что прошло 45 лет, как я не работаю. Я вам сказал, что я шифровальщик. А так я подписку давал, я был учителем, я был механиком. С вами беседую, но я никогда не мог сказать, что я шифровальщик.

Супруга Геннадия Сергеевича:

А 30 лет я даже не знала.

Геннадий Сергеевич:

У меня хорошая жизнь, вот я с бабушкой 45 лет живу.

Супруга Геннадия Сергеевича:

46.

Геннадий Сергеевич:

В результате, когда все это…я говорю: давай уйдем вместе в мир иной, все будет легко.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Я говорю: Ты что? С ума сошел?

Геннадий Сергеевич:

Не захотела. А мне легко, не попей неделю и достаточно будет, чтобы уйти. Ну как я ее оставлю, она же пропадет?!

Супруга Геннадия Сергеевича:

Меня три месяца выхаживал, у меня ноги отнялись, все отекли. А сам спустя три месяца в больницу.

Геннадий Сергеевич:

У нас жизнь хорошая. Я считаю, что кто-то свыше дает мне испытания. Будучи уверенным, я в суд пошел, считай, что 300% доказательств, что я не виноват, что электрики виноваты.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Они так и говорили.

Геннадий Сергеевич:

И когдя я увидел, поверьте, я пять лет был народным заседателем в Бауманском народном суде. Когда избирали, раньше избирали, судья не одна была, а с заседателем. Нас два заседателя.

Ведущий:

Плохо сидели.

Геннадий Сергеевич:

Вы понимаете, я знаю эти судебные, как все это варится. 5 лет все-таки не прошли даром. Это как общественное было и т.д. И вижу, что она мне шьет несуществующее… Адвокат-то 120 тысяч. Нанял адвоката, заплатил 120 тысяч.

Ведущий:

За пройгрыш дела.

Геннадий Сергеевич:

Больше того: адвокату отдал, за дом отдал…

Ведущий:

Адвокат во! Классный адвокат. За проигрыш 120 тысяч, за выигрыш, наверное, 220. Как адвоката зовут? Давайте прославим его. Вы не помните, как его зовут? Она?

Геннадий Сергеевич:

Зовут помню, почему? Альбина Викторовна зовут.

Ведущий:

А фамилия?

Геннадий Сергеевич:

Если хотите, у меня есть…

Супруга Геннадия Сергеевича:

Фамилию не надо. Хорошая женщина. Прониклась…

Ведущий:

Но не помогла.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Нет, она помогла.

Геннадий Сергеевич:

Отказы, которые она грамотно писала. Она говорит: предвзятость судьи явная. Так, говорит, нельзя себя нагло и нахально вести.

Ведущий:

Когда адвокат проигрывает дело, он входит в твое положение.

Эксперт:

Подождите, Альбина Викторовна бесплатный адвокат, она уже другой у вас адвокат? Второй? Она какой по счету адвокат?

Геннадий Сергеевич:

Второй.

Эксперт:

Второй. А первый взял 120 тысяч?

Геннадий Сергеевич:

Нет, этим я заплатил 120, а второму я заплатил 65 тысяч. Они попросили, чтобы уже готовая претензия была к электрикам.

Ведущий:

Я думаю, не стоит разбираться в адвокатских этих хитросплетениях.

Эксперт:

Вобщем, вы десятки лет работали на государство, на государственную службу, и государство вам сейчас отплачивает.

Геннадий Сергеевич:

Отплачивает мне. Вы понимаете, мне это обидно. Когда я был нужен…меня на гауптвахту нельзя было посадить (в широких клешах ходил). И комендант меня арестовал, а начальник штаба ему звонит и говорит: Ну ты что? Придешь связь поддерживать вместо Королева? Говорит, отпусти. 10 суток гауптвахты я не отсидел, потому что меня нельзя было просто посадить, я единственный человек, который связь обеспечивал округа с штабом флота и т.д. Был нужным, был значимым человеком. А сейчас, знаете, насколько обидно… мало того, что весь голый, в чужом, это тянет, это велико, это…И на улице ты не можешь купить, для чего я добавлял вот этих денег себе, продавая квартиру, я сейчас не могу. Лекарства я мог себе позволить, поэтому я и прожил до 85 лет. Но это никого сейчас не волнует. И никто на это не обращает внимания.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Ты расскажи, как тебе в Собесе сказали, что помощь оказывается до 75 лет только.

Геннадий Сергеевич:

Не, не в Собесе. Хотел взять в банке.

Эксперт:

Кредит?

Ведущий:

Давайте не будем банки хаять.

Геннадий Сергеевич:

Я говорю: ну, дайте мне раскрутиться. — Сколько вам лет? — 85. — До 75 лет.

Ведущий:

До 65 лет, давайте быть честным.

Геннадий Сергеевич:

Вы говорят, уже свою жизнь прожили, чего вам уже. Парадокс. Но я же живой, видите, нормальный человек. Я живу нормальной жизнью, и больше того, не сдаюсь. Я сейчас только из больницы вышел. Врач говорит: Геннадий Сергеевич, вам нужно поменьше вот этих эмоций, у вас может сердце разорваться. Я ему говорю: не умру до тех пор, пока я не докажу, что я не виноват.

Ведущий:

Ладно мы прощаемся с вами. Спасибо, что уделил нам время.

Геннадий Сергеевич:

Я вам говорю: вы светлое пятно после пожарной…

Ведущий:

Одно из пятен.

Геннадий Сергеевич:

Я на вас надеюсь. Я ходил сказать, донести. Мы живые, нас нельзя выбросить, как собак. Мы кошку не можем выбросить, потому что она кошка. И единственное, никогда не ожидал, что поселковый совет в течение недели дал ей 100 тысяч, перевел на сберкнижку.

Ведущий:

Мы прощаемся, а то мы уже подзадержались.

Геннадий Сергеевич:

Спасибо, я, честно говоря, надеюсь если вдруг получится, и я надеюсь при своей невиновности ее доказать. Дважды после этого пожара тушил пожар. И все равно виноват.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, мы все помним, с вас материалы проверки, копии материалов.

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш e-mail не будет опубликован.