Пожарно-технические экспертизы

Пожар в доме ветерана. Часть 6. Условия проживания

Ведущий:

Рассказывайте, где вы проживаете?

Геннадий Сергеевич:

Вот это летняя столовая, спальня, туалет.

Ведущий:

Вы издеваетесь?! На самом деле что это ?! Это сарай.

Геннадий Сергеевич:

Зима пришла. Значит, летнее кончилось. И чердак курятника, в котором я сейчас живу. Я охотно покажу. И зимовать в этом…все холодное, как вы понимаете. Как зимовать, не знаю.

Ведущий:

Это первая зима, это же было в апреле этого года, да?

Геннадий Сергеевич:

В апреле случилось.

Ведущий:

Покажите нам, пожалуйста, детали все. Оператор как раз поснимает. Земля, по земле идем. Что это раньше было у вас?

Геннадий Сергеевич:

То, что в сарае раньше выбрасывали, а я не выбросил. Вот, видите, здесь…

Ведущий:

А как Вы смотрите?

Геннадий Сергеевич:

Все включается.

Ведущий:

И сидите вот так смотрите телевизор?

Геннадий Сергеевич:

Да, а что делать? И чем-то занимаюсь. Ну, дел-то невпроворот, как вы понимаете. Ну, а это вот…

Ведущий:

Ваше жилище?

Геннадий Сергеевич:

Жилье, где мы с бабушкой.

Ведущий:

А свет можно включить, если не сложно, а то мы здесь ничего не видим.

Геннадий Сергеевич:

85 лет, мы как скалолазы.

Ведущий:

Акробатика, чтобы залезть в этот сарайчик. Это у вас что было или есть?

Супруга Геннадия Сергеевича:

Это курятник был, над курятником.

Геннадий Сергеевич:

Значит, когда-то у меня идея возникла: сделать сарай, курятник и дом. Я во время отпуска из отходов древесно-стружечных плит, их выбрасывали, а я их купил за бутылку и слепил вот этот сарай.

Ведущий:

Давно, да, уже?

Супруга Геннадия Сергеевича:

Давно.

Геннадий Сергеевич:

Он холодный.

Ведущий:

Чем сейчас обогреваетесь?

Супруга Геннадия Сергеевича:

Вот, газом. Только выключила. Кошка просится в окошко, а горячее…

Геннадий Сергеевич:

Вы знаете, что я хочу сказать: в суде я встретил плохих людей в лице судьи. А вот все, что вы видите: вот это подарил сосед, вот это подарил сосед…

Супруга Геннадия Сергеевича:

Да все, с ног до головы.

Геннадий Сергеевич:

Вот это подарил сосед. Все имущество, которое вы видите, подарили люди. Вот одета бабушка и я — подарили люди.

Супруга Геннадия Сергеевича:

От иголки до подушки.

Геннадий Сергеевич:

Мы хорошие люди, и нас всегда уважали.

Ведущий:

Где ваш сын? Помогает?

Геннадий Сергеевич:

Дети помогают. Но они не могут построить мне дом. Нет у них таких средств. У меня три внука: скинулись, денег дали на строительство. Я собрал эти деньги, поселковый совет, я ей очень благодарен, она дала ей 100 тысяч. Такую сумму, я даже, честно говоря, не ожидал.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Прямо на третий день уже перевела мне деньги.

Геннадий Сергеевич:

Я вначале был в отчаянии. А когда я увидел, что люди помогают, что люди собирают, поверите, я 25 лет на пенсии, услышали мои сотрудники и собрали мне в помощь на дом. Я понимаю, что я оказался без вины виноватым, все потерявшим. И только среди вас я какую-то поддержку, которую безвозмездно хотите…денег-то нет. Куда ни обратитесь, вот вы говорите в экспертизу, даже суд назначил, я не думал, что за мои деньги. И теперь мы с ней живем на 14 тысяч. Ну, разве можно двоим старым людям вот в таких…Зимних вещей у нас нет. Все, что нам подарили и дали, только осеннее-весенне.

Супруга Геннадия Сергеевича:

А потом давали-то…я была 56 размера. Стала с этим делом 46. Все знают, что я была полной. И все на мне висит. Всего полно, все надавали, но одеть не могу.

Геннадий Сергеевич:

Поверьте, я даже не предполагал. Дает, как в кино, тысячу рублей: прости, что могу. Сует мне. Я никогда не брал чужих денег. А дает пятерку, 5 тысяч, я говорю: да я же не нищий. Мы оказались в безвыходном положении, безвыходном! Все сгорело. У нас нет денег. У нас нет, простите за грубость, нет жратвы, пошли на верх, здесь у нас есть чебуречная, заказал чебурек, денег не взяла буфетчица с нас. Я ей даю, у меня последние 500 рублей, она не взяла. А бабушка шла из магазина в парикмахерскую, парикмехерша подстригла ее и тоже денег не взяла.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Приходите в любое время, денег с вас брать не буду. Вот так люди относятся.

Геннадий Сергеевич:

И говорит: и деда приведи. Она повела меня. И меня подстригли бесплатно. То есть есть люди, которые понимают и сочувствуют и готовы…Честно, я взрослый человек, я побывал в 20 странах мира, моя работа была такая, был в загран.командировках и видел, как люди там относятся по культуре, и вижу, как здесь. Никогда я не был ни в чем уличен с судом, с милицией, я ни с кем никогда не имел…Я жил здесь 25 лет, сажал деревья, ухаживал за прудом.

Ведущий:

Это ваша пенсионная недвижимость, да, так сказать?

Геннадий Сергеевич:

Да.

Ведущий:

Купили на пенсию.

Геннадий Сергеевич:

И вы понимаете, я был доволен. Ничего мне не нужно. Я даже лекарства не покупал, которые мне положены.

Ведущий:

Которые бесплатны.

Геннадий Сергеевич:

Я их даже не покупал. Я платил. У меня были деньги. У меня была квартира, та, которую продали. Т.е. это та добавка к пенсии, мы бы умерли также, будучи состоятельными, одетыми, обутыми в доме и т.д. Все я делал своими руками, мне хотелось добиться какого-то комфорта, своими руками сделать. Так как я в учреждениях работал и на природе и мечтал об этом, что я в сельской местности… Я сделал водопровод сам.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Все своими руками.

Геннадий Сергеевич:

Все, что мне дали, все это сделал сам. Я слесарей никаких не вызываю.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Часы сломались, дедушка делает, электричество делает, все своими руками, вода…

Геннадий Сергеевич:

А в результате, вы не поверите, после пожара я там вырыл канаву.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Как погребочек.

Геннадий Сергеевич:

Чтобы зимой была вода, нужно чтобы мотор не замерзал. Вот вырыли, но денег нет землю эту раскидать. 85 лет, 15 кубов земли, вы там выходили, я раскидал своими руками.

Ведущий:

Я видел.

Геннадий Сергеевич:

Она говорит: чего ты делаешь? Дед, ты умрешь там. А у меня эта злоба, обида. И самое главное, я думал, я пошел в эту организацию, мне ничего не нужно, я не жадный, сожгли, ну помогите мне построиться. Сколько мне осталось жить? Немного. Я им написал то, что у меня сгорело. Я им представил чеки, не как она воздух назначила, инструкцию, т.е. одних сувениров я навозил столько. Я в Индии был, предположим, в командировке.

Ведущий:

То есть все имущество вы в чеках хранили?

Супруга Геннадия Сергеевича:

У него привычка.

Геннадий Сергеевич:

Деньги украли, а чеки под кроватью. У меня под кроватью чемодан такого типа…

Супруга Геннадия Сергеевича:

Дипломат.

Геннадий Сергеевич:

Такой чемодан с чеками был, покупал, я туда складывал. Не думал, и они пригодились. И сейчас я готовлюсь, буду подавать все-таки в суд на электроорганизацию. Но я представляю чеки, я представляю инструкцию того, что сгорело.

Ведущий:

Это для подтверждения стоимости имущества.

Геннадий Сергеевич:

Я подтверждаю, что я не выдумщик. А то, что у меня было, что же, сгорело, это несчастье.

Супруга Геннадия Сергеевича:

А второй дипломат был с моими со всеми документами, все там у меня. И он всегда говорил: чего случится, прямо под кроватью дипломат, прямо хватай, и беги. А вот здесь у нас в углу деньги: прямо бери и беги. А когда пришла, дверь открыла, меня вышибло оттуда.

Геннадий Сергеевич:

Тренировку проводил, как деньги, если пожар…вот, поверите. А сам…все накаленное, прибежал с пустой отверткой. Если бы отвертка была, я бы достал свои деньги.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Но его не пустили, его вышвыривали оттуда.

Геннадий Сергеевич:

И сейчас было бы намного легче.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Пожарник вышвыривал его. Он рвется туда к этому углу, никаких следов не осталось.

Геннадий Сергеевич:

А нет еще и дыма, когда он меня выкидывал.

Супруга Геннадия Сергеевича:

От документов остались следы в дипломате.

Ведущий:

Мы вам не говорили: мы сейчас сделаем видеофиксацию, и материалы попадут в прокуратуру с экспертизой и с нашим опросом, так сказать. Уже чуть ли не журналистским расследованием. Хотя мы не журналисты. Все тогда, друзья, до свидания!

Геннадий Сергеевич:

Значит все документы, о чем я говорю…я вам скажу, спец.связь, я шифровальщик. Меня охраняли. В штабе округа я единственный.

Ведущий:

Спец.связь гкбэшная?

Геннадий Сергеевич:

Да, военно-морского флота. Я кончал специальную школу спец.связи в Астрахани. 20 лет по ней работал по этой специальности. А потом мне надоело сидеть за решеткой. Говорить нельзя было. Я сейчас вам говорю, потому что прошло 45 лет, как я не работаю. Я вам сказал, что я шифровальщик. А так я подписку давал, я был учителем, я был механиком. С вами беседую, но я никогда не мог сказать, что я шифровальщик.

Супруга Геннадия Сергеевича:

А 30 лет я даже не знала.

Геннадий Сергеевич:

У меня хорошая жизнь, вот я с бабушкой 45 лет живу.

Супруга Геннадия Сергеевича:

46.

Геннадий Сергеевич:

В результате, когда все это…я говорю: давай уйдем вместе в мир иной, все будет легко.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Я говорю: Ты что? С ума сошел?

Геннадий Сергеевич:

Не захотела. А мне легко, не попей неделю и достаточно будет, чтобы уйти. Ну как я ее оставлю, она же пропадет?!

Супруга Геннадия Сергеевича:

Меня три месяца выхаживал, у меня ноги отнялись, все отекли. А сам спустя три месяца в больницу.

Геннадий Сергеевич:

У нас жизнь хорошая. Я считаю, что кто-то свыше дает мне испытания. Будучи уверенным, я в суд пошел, считай, что 300% доказательств, что я не виноват, что электрики виноваты.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Они так и говорили.

Геннадий Сергеевич:

И когда я увидел, поверьте, я пять лет был народным заседателем в Бауманском народном суде. Когда избирали, раньше избирали, судья не одна была, а с заседателем. Нас два заседателя.

Ведущий:

Плохо сидели.

Геннадий Сергеевич:

Вы понимаете, я знаю эти судебные, как все это варится. 5 лет все-таки не прошли даром. Это как общественное было и т.д. И вижу, что она мне шьет несуществующее… Адвокат-то 120 тысяч. Нанял адвоката, заплатил 120 тысяч.

Ведущий:

За пройгрыш дела.

Геннадий Сергеевич:

Больше того: адвокату отдал, за дом отдал…

Ведущий:

Адвокат во! Классный адвокат. За проигрыш 120 тысяч, за выигрыш, наверное, 220. Как адвоката зовут? Давайте прославим его. Вы не помните, как его зовут? Она?

Геннадий Сергеевич:

Зовут помню, почему? Альбина Викторовна зовут.

Ведущий:

А фамилия?

Геннадий Сергеевич:

Если хотите, у меня есть…

Супруга Геннадия Сергеевича:

Фамилию не надо. Хорошая женщина. Прониклась…

Ведущий:

Но не помогла.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Нет, она помогла.

Геннадий Сергеевич:

Отказы, которые она грамотно писала. Она говорит: предвзятость судьи явная. Так, говорит, нельзя себя нагло и нахально вести.

Ведущий:

Когда адвокат проигрывает дело, он входит в твое положение.

Эксперт:

Подождите, Альбина Викторовна бесплатный адвокат, она уже другой у вас адвокат? Второй? Она какой по счету адвокат?

Геннадий Сергеевич:

Второй.

Эксперт:

Второй. А первый взял 120 тысяч?

Геннадий Сергеевич:

Нет, этим я заплатил 120, а второму я заплатил 65 тысяч. Они попросили, чтобы уже готовая претензия была к электрикам.

Ведущий:

Я думаю, не стоит разбираться в адвокатских этих хитросплетениях.

Эксперт:

Вобщем, вы десятки лет работали на государство, на государственную службу, и государство вам сейчас отплачивает.

Геннадий Сергеевич:

Отплачивает мне. Вы понимаете, мне это обидно. Когда я был нужен…меня на гауптвахту нельзя было посадить (в широких клешах ходил). И комендант меня арестовал, а начальник штаба ему звонит и говорит: Ну ты что? Придешь связь поддерживать вместо Королева? Говорит, отпусти. 10 суток гауптвахты я не отсидел, потому что меня нельзя было просто посадить, я единственный человек, который связь обеспечивал округа с штабом флота и т.д. Был нужным, был значимым человеком. А сейчас, знаете, насколько обидно… мало того, что весь голый, в чужом, это тянет, это велико, это…И на улице ты не можешь купить, для чего я добавлял вот этих денег себе, продавая квартиру, я сейчас не могу. Лекарства я мог себе позволить, поэтому я и прожил до 85 лет. Но это никого сейчас не волнует. И никто на это не обращает внимания.

Супруга Геннадия Сергеевича:

Ты расскажи, как тебе в Собесе сказали, что помощь оказывается до 75 лет только.

Геннадий Сергеевич:

Не, не в Собесе. Хотел взять в банке.

Эксперт:

Кредит?

Ведущий:

Давайте не будем банки хаять.

Геннадий Сергеевич:

Я говорю: ну, дайте мне раскрутиться. — Сколько вам лет? — 85. — До 75 лет.

Ведущий:

До 65 лет, давайте быть честным.

Геннадий Сергеевич:

Вы говорят, уже свою жизнь прожили, чего вам уже. Парадокс. Но я же живой, видите, нормальный человек. Я живу нормальной жизнью, и больше того, не сдаюсь. Я сейчас только из больницы вышел. Врач говорит: Геннадий Сергеевич, вам нужно поменьше вот этих эмоций, у вас может сердце разорваться. Я ему говорю: не умру до тех пор, пока я не докажу, что я не виноват.

Ведущий:

Ладно мы прощаемся с вами. Спасибо, что уделил нам время.

Геннадий Сергеевич:

Я вам говорю: вы светлое пятно после пожарной…

Ведущий:

Одно из пятен.

Геннадий Сергеевич:

Я на вас надеюсь. Я ходил сказать, донести. Мы живые, нас нельзя выбросить, как собак. Мы кошку не можем выбросить, потому что она кошка. И единственное, никогда не ожидал, что поселковый совет в течение недели дал ей 100 тысяч, перевел на сберкнижку.

Ведущий:

Мы прощаемся, а то мы уже подзадержались.

Геннадий Сергеевич:

Спасибо, я, честно говоря, надеюсь если вдруг получится, и я надеюсь при своей невиновности ее доказать. Дважды после этого пожара тушил пожар. И все равно виноват.

Эксперт:

Геннадий Сергеевич, мы все помним, с вас материалы проверки, копии материалов.

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш e-mail не будет опубликован.