Электробытовые экспертизы

Слово эксперту 302. Предупреждение об уголовной ответственности эксперта

Ведущий:

Добрый день, друзья! С вами Василий Костюченко. С Вами очередная передача из цикла «Слово эксперту». В гостях студии у нас Соколов Артем, наш компьютерный эксперт в области исследования электробытовой техники и приборов. Тема нашего сегодняшнего доклада весьма прикольная — это неадекватные требования юристов и адвокатов (а это, в принципе, одно и тоже) о проведении внесудебной компьютерно-технической экспертизы…

Эксперт:

Любой экспертизы.

Ведущий:

Да, требование о том, что в рамках данной договорной экспертизы, которая проводится на основании договора, эксперт был предупрежден об уголовной ответственности (я не могу удержать улыбку) за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Итак, чем мотивируют адвокаты и юристы, которые просят у тебя расписаться…

Эксперт:

Написать во внесудебном заключении о том, что я предупрежден об уголовной ответственности. Я у каждого адвоката спрашиваю, у них свое мнение. Одни из адвокатов говорят, что таким образом мы в суде…

Ведущий:

Заключение круче будет?

Эксперт:

Да, круче заключение, суд видит, что эксперт уже предупрежден, это не говорит о том, что эксперт дал неверное заключение, и не надо приглашать его в суд, чтобы специалиста предупредить и уже спросить. Мотивация такая.

Ведущий:

А представь на секундочку, что судья умнее, чем адвокат. Судья смотрит и говорит: «этот придурок в рамках гражданского договора предупредил себя об уголовной ответственности! Он вообще больной эксперт?! Я с такими заключениями не буду работать, забирай отсюда, я тебе по почте вышлю назад. Адвокат, подойдите, заберите, идите и отправьте его в больницу психиатрическую». Если такую оплошность делает эксперт, он реально невменяемый.

Эксперт:

Потому что, чтобы я был предупрежден об уголовной ответственности, должны быть уполномоченные на то лица, которые меня предупреждают, правильно?

Ведущий:

Да. Друзья мои, смотрите, мы поступаем совсем по-другому. Мы пишем, если адвокат просит: предупредите сами себя об уголовной ответственности, — пишем так: эксперт осведомлен об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения. Он знает, что в суде его могут допросить, и он может в теории быть привлеченным к уголовной ответственности, но уже после допроса. И когда он в суде…

Эксперт:

Дает пояснения по своему заключению.

Ведущий:

Там уже другая статья возникнет, но по-другому быть не может. Еще какие веселые забавные требования и обоснования?

Эксперт:

Если вы напишите о том, что вы предупреждены, есть основания верить, что вы сделали правильное исследование.

Ведущий:

На самом деле суды — это люди, гуманитарии, как правило, потому что юридическое образование гуманитарное. Суду вот это: «мамой клянусь, 307 знаю», — эта схема не работает. Судья верит не тому факту, что вы подписались заблаговременно по ст. 307, а судья верит вашему письменному исследованию, вашему тексту. Судья исследует все заключение, он видит логику ваших исследований. Он либо вас понимает и с вами соглашается, либо происходит отторжение в силу корявости написания, отсутствия запятых, как у меня всегда происходит, но я не пишу заключения, мне уже поздно писать. Просто грамотность элементарно, правильность изложения в рамках русского языка. Если судья с вами соглашается, заключение легко проходит в суде. Если судья видит, что вы слабо подготовленный специалист, не умеете излагать мысли на бумаге, допускаете грамматические ошибки, не дай бог, логические и, не дай бог, методологические ошибки, ссылаетесь на законы, которые уже прекратили свое действие, на методики, которые не существуют либо не являются легитимными, допустимыми при данном виде исследования, вот тогда, конечно, вы попадете. Суд — это здравые люди, которые работают как компьютер, верю, не верю, как детектор лжи. Суд ограничивается тем, что либо верит вашему заключению, либо не верит. Некоторые люди, имея докторские степени наук, в силу безработицы приходят в судебно-экспертную тематику, в этот бизнес, в эту сферу деятельности, меняют свою профессию, меняют запись в трудовой книжке, а писать не могут. Либо пишут такую ахинею околонаучную, от которой в суде дыбом у всех волосы встают. Поэтому докторские степени, кандидатские удостоверения абсолютно не гарантируют, что заключение будет на ура пролетать в суде. Это работает, когда человек умеет грамотно писать экспертизу. А когда доктор наук пишет…вот это не работает.

Эксперт:

Есть еще доктора наук, которые грузят заключение техническими терминами, которые никому не понятно, кроме этого доктора наук.

Ведущий:

Не понимает, что он пишет для гуманитариев.

Эксперт:

Суду надо уметь разъяснить в заключении, что ты хотел сказать, понятным языком все объяснить, написать. Иногда есть такие эксперты, которые не могут себе позволить не выражаться технически, потому что считают себя такими, если меня никто не понимают, это не значит, что я не прав, я такой человек, что все должны понимать, что я пишу.

Ведущий:

Прилагает историю становления сталелитейной промышленности

Эксперт:

Советские законы, портрет Ленина, Сталина.

Ведущий:

Это уже перебор.

Эксперт:

Был у нас эксперт, который ставил свою фотографию в конце заключения в приложении. Со статусным видом. Не знаю зачем.

Ведущий:

Я не знаю таких экспертов.

Эксперт:

Я видел.

Ведущий:

Ты не о нашей конторе говоришь.

Эксперт:

Нет, не наша. На рецензию пришло из другой какой-то организации. Фотографирует себя, в костюме сидит…

Ведущий:

Друзья, мы уже немножко смеемся. Смотрите, мы о многом поговорили. Мы теперь знаем, какие требования формальные, документарные предъявляются к эксперту. То, что должно быть высшее техническое образование. Он должен быть инженером именно по электробытовой технике, а лучше по тому направлению электробытовой техники, о котором идет речь: компьютеры, телефоны, холодильники, телевизоры. Дальше сертификат проверяйте о добровольной сертификации. Если там диплом о высшем образовании судебным экспертом — две пятерки, два плюса. Хотя бы годик работы по экспертной специальности, без этого никак.

Эксперт:

Еще один момент, если какая-то организация требует лицензию на экспертную деятельность, то тут уже, наоборот, нужно задуматься.

Ведущий:

Ты о чем сейчас говоришь?

Эксперт:

Я хотел напомнить, иногда требуют лицензию от экспертной организации.

Ведущий:

Я об этом не говорю. Друзья мои, смотрите, судебно-экспертная деятельность в 90% случаев не требует лицензии на право ведения данного рода деятельности. За исключением судебно-медицинской деятельности, куда входит классическая судебно-медицинская экспертиза, живых лиц, трупов, вещественных доказательств, психиатрическая экспертиза, комплексная психолого-психиатрическая экспертиза и, пожалуй, все. Медицинский сегмент действительно требует наличия у экспертов лицензии. Мы сейчас говорим об инженерном направлении, которое не требует лицензии.

Эксперт:

Там есть промышленная безопасность.

Ведущий:

Тематика экспертизы, слово «экспертиза» красивое слово. Есть красивые бессмысленные слова типа «селебрети». Слово «экспертиза», некоторые предприниматели переигрывают с этим термином и некоторые вещи к экспертной деятельности судебной не имеют никакого отношения. И тоже самое происходит в голове у обывателя. У нас же промышленное оборудование, тогда у вас должна быть экспертиза на промышленное оборудование. Мы говорим: нет. Экспертиза промышленной безопасности к экспертизе не имеет никакого отношения. Промышленная безопасность — это аудит объектов производственных, промышленных, грубо говоря, атомные предприятия, какие-то производственные комплексы. То, что может взорваться, сгореть и причинить колоссальный ущерб населению. Здесь ничего подобного нет. И поэтому не надо путать, надо вдумываться в то, что люди требуют. В основном судебная экспертная деятельность не требует никакого лицензирования.

Эксперт:

Да, иногда вводят в заблуждение людей, показывая лицензию. Не знаю, откуда они ее берут, может с того же фотошопа показывают лицензию на ведение судебно-экспертной деятельности.

Ведущий:

До 2008 года у оценщиков была лицензия на оценочную деятельность. Они, наверное, в качестве архивной копии приобщают. Я помню, такое было. Судебная экспертиза никогда не лицензировалась, друзья мои. Если совсем глубоко копнем, требуется лицензия на исследование наркотических веществ. Требуется. На оборот наркотиков, требуется такая лицензия. Такая лицензия отсутствует у любой коммерческой организации, кроме всех фармацевтических предприятий. Только у таких предприятий есть лицензия на право работы с наркотическими веществами. Ни у кого из экспертных учреждений России такого документа нет. Потому что эта тематика настолько криминальная, настолько опасная, никто с этим связываться вменяемый не будет.

Ну что, друзья? Надеюсь, наш доклад в юмористической форме был вам интересен. Что-то новенькое для себя получили. Если у вас на руках такое дело, где вы нарвались на псевдоэксперта неграмотного, неквалифицированного, приезжайте, звоните, обязательно поможем, разобьем эту экспертизу в суде. До свидания!

Эксперт:

До свидания!

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш e-mail не будет опубликован.