Экспертиза ДНК животных

Ветеринарная экспертиза собак

В гостях у передачи «Слово Эксперту» (далее по тексту «Эксперт») – эксперт-генетик Петренко Ольга Евгеньевна, ведущий – Костюченко Василий Владимирович.

Ведущий:

Добрый день, друзья! С Вами Василий Костюченко! С Вами очередной выпуск передачи «Слово эксперту». В гостях у нас в студии Петренко Ольга Евгеньевна, это наш эксперт-биолог, эксперт-генетик. Тема нашей сегодняшней передачи: Ветеринарная и генетическая экспертиза домашних животных, в частности экспертиза собак. Итак, как ни странно, судебные эксперты занимаются экспертизой домашних животных и собак, в частности. Как это ни странно, или весело не звучало. Собаки — это наши любимцы, собаки создают домашний уют. Они развлекают наших детей, нас защищают, и, иногда, кто-нибудь этих собак умерщвляет. Именно в этих случаях в дело вмешиваются не только правоохранительные органы. Но и судебные эксперты. Итак, Ольга Евгеньевна, должна Вам рассказать о роли судебного эксперта по экспертизам собак, домашних животных, и, вообще, с чего, почему Вы стали участвовать в такого рода экспертизах. Поехали!

Эксперт:

Значит, как стали участвовать? Первый раз к нам в 2010 году еще…

Ведущий:

Немножечко, Ольга Евгеньевна, ветеринар, ветеринар-биотехнолог. Она всегда занималась живыми людьми, т. е. генетика живых людей. И учитывая ее базовое образование, были поручения от правоохранительных органов, на тему провести исследование животных. Соответственно, Ольга Евгеньевна не отказывалась от проведения данного рода экспертиз, который ей ясен и понятен, как стекло, в силу базового ветеринарного биологического образования. Итак, с чего все начиналось? Поехали!

Эксперт:

Начиналось все очень интересно. К нам обратился один клиент.

Ведущий:

Более десяти лет назад?

Эксперт:

Нет, это был 2010 год.

Ведущий:

Шесть лет назад.

Эксперт:

Да, шесть лет назад к нам обратился один клиент, который попросил провести ветеринарную экспертизу по материалам дела. То есть такого вида экспертиз не существует в природе, по документам, да и еще по собаке. Вопросы стояли: Правильно ли лечили собаку? И отчего она умерла? Таких экспертиз мы не проводили раньше, но поскольку я по специальности ветеринарный врач, биофизик…

Ведущий:

Это мы уже в третий раз услышали.

Эксперт:

Да. Я подумала, почему бы и нет? Почему бы не провести такую экспертизу, не разобраться, что там такое произошло? Дело в том, что лечили собаку. Собаке сделали операцию, четвертая стадия онкологии. Собака через два дня остается у них в стационаре (крутая клиника в Москве), она остается в этом стационаре, она погибает в этом стационаре, хотя хозяину говорят: операцию перенесла, пришла в себя, завтра можете забирать. Потом его гоняют за кровью, чтобы переливание крови сделать, в другую клинику. И в итоге не отдают труп, говорят: на вскрытие хотели отвезти, еще четыре тысячи доплатите, мы Вам труп отдадим, а так мы его не отдадим, потому что за стационар Вы нам недоплатили за сутки. Они доплатили за стационар, сделали вскрытие, и уже из принципа, он говорит: если бы извинились, сказали, что сделали все, что могли, ребята. Но говорит, очень грубо общались, сказали: подавайте в суд, подавайте, куда хотите, ничего не выиграете.

Ведущий:

Речь идет о чем вообще? У человека лечили дорогостоящее собаку, да?

Эксперт:

Дело в том, что она была не особо дорогостоящая. Это был пудель, старенькая собака, слепая, 4 стадия онкологии, онкология молочной железы. Сделали операцию, все вырезали. Собака проснулась, начала приходить в себя. Вроде, все хорошо. Потом сказали: надо понаблюдать ее, сейчас ее на капельницу переводят в стационар, завтра можете забирать после операции.

Ведущий:

В чем подвох? Разводили на деньги с тем, что бы больше лечить.

Эксперт:

Нет. Они ее лечили, ну, наблюдают и наблюдают. На следующий день он звонит туда, не дозвониться еще в эту клинику. Колл-центр отвечает. Он говорит: мне сегодня за собакой приезжать, я могу приезжать? Вам врач со стационара отзванивался? Нет. Тогда приезжайте. Он приехал, говорит, собака чего-то не встает, да, и вообще, она не ест и расплывется, как тесто. Давайте-ка мы ее еще сутки понаблюдаем. Он уезжает. Следующий день пятница, пятница вечер. Ему звонок в два или три часа вечера. С собакой очень плохо, электроциты упали, анализ крови ужасный, поезжайте в другую клинику, в Шанс-био, там есть банк крови, привозите кровь, надо делать переливание. Он несется, берет эту кровь, приезжает в эту же клинику. Собака к тому времени уже умерла. Ему ничего не говорят. Берут кровь, которую он купил в той клинике, и делают вид, что там что-то переливают. Клиника крутая, у них есть все: свои узи, рентген-аппарат, свои лаборатории на втором этаже. То есть она оснащена полностью. То есть как можно проморгать собаку, так, чтобы хозяин приехал, а собака даже не встает, и вообще лежит, и никак?

Ведущий:

Не было уголовного дела никакого?

Эксперт:

Нет. Это было гражданское дело. Он просил возместить все затраты. Они заплатили около шестидесяти тысяч общей стоимости, и еще плюс за вскрытие потом в другой лаборатории.

Ведущий:

Стоимость собаки, да?

Эксперт:

Нет, это не стоимость собаки. Это стоимость процедур была такая.

Ведущий:

То есть речь идет о том, что они могли бы просто, по мнению этого человека, провести тестирование и сказать, что собака не жилец. То есть не надо вкладывать шестьдесят тысяч рублей.

Эксперт:

Да, да. Им еще врач, которая проводила вскрытие, посмотрела, сказала….

Ведущий:

Как в том анекдоте о еврейской адвокатской семье, да? Когда молодой адвокат приходит домой и говорит: папа, я твое дело древнее выиграл. Какое? То-то. Дурак, говорит. Я на эти деньги тебя выучил. Получается, что ребята вытягивали денежки на всякие процедуры.

Эксперт:

Ребята сказали, да, мы сделаем операцию, будет все нормально. Хозяин говорит: ей шестнадцать лет, она слепая, может усыпить ее, и пускай не мучается. Потому что опухоль начала изъявляться. Что-то надо было делать, либо усыплять… Нет, мы сделаем операцию, все будет хорошо. Их уговорили.

Ведущий:

То есть уговорили на ненужные процедуры. Что дала экспертиза?

Эксперт:

В итоге, да, пришлось очень долго разбираться, но они представили все документы, вплоть до записей своих звонков в клинику, в колл-центр, как им отвечали, все это было записано на дисках, все анализы крови, какие были, выписки, и историю болезни они оттуда принесли.

Ведущий:

Речь идет больше не о деньгах, а о репутации.

Эксперт:

Все равно, сейчас это все в интернете выложено.

Ведущий:

Да ладно?

Эксперт:

Да, этот товарищ выложил. Мы тогда назывались АНО «Центр судебных экспертиз». Благодаря эксперту АНО «Центр судебных экспертиз» мы выиграли это дело. То есть больше года занял процесс. Я потом ходила в суд. Это был районный суд, не мировой из-за суммы….сумма превышала сколько-то…

Ведущий:

Уже сто тысяч превышала?

Эксперт:

Превышала сто тысяч, да. Вызывали зам.главного врача из этой клиники, мы с ним немножко пободались. Я удивилась, что такой необразованный…

Ведущий:

Это называется цыганский развод. Начинают тебя подсаживать на тщетную надежду. И человек надеется на благополучное решение. И начинает вносить этой цыганке деньги. Я понял, я думаю, не стоит больше об этой организации говорить.

Эксперт:

Да, в итоге суд мы выиграли.

Ведущий:

Появилось такое направление, как защита прав потребителей этих услуг ветеринарных клиник.

Эксперт:

Да, да.

Ведущий:

Не только врачи людей залечивают, но и животных залечивают.

Эксперт:

Животных еще в большей степени.

Ведущий:

В большей степени, Да, потому что они не говорят. Так появилась новая ветеринарная экспертиза в формате защиты прав потребителей. Какие еще направления…?

Эксперт:

Да, какие были еще варианты неправильного лечения?

Ведущий:

Или необоснованного лечения?

Эксперт:

Да, то есть тут было понятно, что рак. Было понятно, что операция. Надо было разобраться в итоге, что произошло в стационаре. Разобрались. Иногда, бывает, что неправильно ставят диагноз.

Ведущий:

Например?

Эксперт:

Например, был у нас случай. Во Владимире мы делали экспертизу, Владимирский суд, но там мировой суд был. Собачка маленькая, ее целый год лечили или даже года полтора, под вопросом ставили гастрит, гастрит. Лечили от гастрита. Причем чисто симптоматически, снимали симптоматику: ага, рвота есть — подавляем рвоту, понос есть — подавляем вот это. Собаке немножко лучше, потом снова через какое-то время обращаются снова, снова, снова. В итоге, как оказалось, у собаки был хронический панкреатит, это очень серьезно, который в один момент перерос в острый, и собака практически умирала. А они все лечили, все не знали, что поставить, анализы никакие не делали толком. Узи у них нет, рентгена нет, ничего у них нет. И потом хозяйка поехала с этой собакой. Собака была уже, белая кожа, слизистая. Она поехала в другую клинику в Иваново. Там тут же нашли донора, переливание крови сделали. Точнее, там ее разрезали тут же, лапаротомию сделали, посмотрели, что там. Опа, а там панкреас, то есть все.

Ведущий:

То есть отверстие в желудке?

Эксперт:

Нет, там поджелудочная железа, там воспаление уже идет жуткое, уже как отравление организма. Операцию сделали, переливание крови сделали, потому что кровь, как вода была. Она лучше почувствовала себя, но потом врач сказал: слишком поздно. Вы чего ее лечили, не пойми от чего столько времени? Мы делали: Виновата ли та первая клиника, потому что не поставили диагноз, лечили не от того, собственно говоря, не лечили. Но тоже это дело было выиграно. В итоге вина врачей доказана. Бывает, что не от того лечат. Не могут поставить диагноз и не могут отправить в другую клинику.

Ведущий:

Давайте прославим эту больницу, если помните название, владимирскую.

Эксперт:

Нет, это какая-то Владимирская Артемида, что ли называется. Боюсь ошибиться. Артемида клиника называется ветеринарная.

Ведущий:

Привет, клиника Артемида. Удачи Вам в карьере.

Эксперт:

Они может быть и пытались что-то сделать, но у них вообще ничего нет. Я прихожу, как я собаку просвечу, глазами что ли, и скажу, что у нее вот здесь что-то?

Ведущий:

Хорошо. На этом истории по собакам закончились?

Эксперт:

По собакам еще интересное…

Ведущий:

Давайте третий случай.

Эксперт:

Это уже совсем не связано с клиниками, когда хозяева покупают щенков или котят в зоомагазинах. Они покупают уже вирусованных, зараженных…

Ведущий:

Мы сейчас говорим о самых классических случаях, когда либо залечили, либо не долечили собачек?

Эксперт:

Да. Когда либо залечили, либо не долечили, когда поставили неправильный диагноз и не от того лечили, и когда купили уже зараженное животное.

Ведущий:

Давайте третий случай, и наверное, на этом завершим.

Эксперт:

Да. Довольно часто бывает. Я даже удивилась, когда у нас третий подряд такой случай был. В первом случае купила бабушка на день рождения внучки щенка таксы, маленького щеночка, и, видимо, там его держали на какой-то сыворотке и еще на чем-то, он был зараженный. Бабушка купила, день в комнате его прятала, на следующий день собака легла и уже не вставала, этот щенок. Естественно, ее дочка и внучка, которой этот щенок был куплен, и в день рождения внучки они пошли и сдали щенка в клинику ветеринарную Сразу положили под капельницу, сразу в стационар. И в этом стационаре она умерла, потому что уже запущено было: парвовирусный энтерит. Очень серьезная инфекция. Тут идет полное обезвоживание организма, и вот такое вот день рождения был у девочки.

Ведущий:

Как называется болезнь по-русски?

Эксперт:

Энтерит, это когда понос, собственно говоря. Понос и рвота с кровью. Это вирус. Вызывается вирус кишечным вирусом.

Ведущий:

То есть это нередкая болезнь, да?

Эксперт:

Это нередкая. Это очень частая болезнь. От нее есть прививки, и до этого собака не должна ни гулять на улице, ни контактировать, пока не сделана вторая прививка от энтерита. Если собака сидит в клетке зоомагазина, и ходят всякие покупатели, другие животные там есть. Естественно, происходит заражение, как раз в тот момент, когда она не должна ни с кем контактировать.

Ведущий:

Роль эксперта-ветеринара в чем была?

Эксперт:

Установить причинно-следственную связь, что куплено зараженное животное, и наступление смерти. Что оно было уже заражено в магазине.

Ведущий:

То есть Вы идентифицировали, т. е. выявили эту болезнь.

Эксперт:

Выявили, да, подтвердили, т. е. уже в клинике взяли мазок на живой вирус.

Ведущий:

И доказали, что там же есть периоды развития, инкубационный период?

Эксперт:

Да, инкубационный перед, скрытый период, когда не видно клинических признаков, что собака болеет, а вирус уже в организме.

Ведущий:

То есть исходя из знаний, какова продолжительность инкубационного периода…

Эксперт:

Можно сказать, когда произошло заражение.

Ведущий:

Так, друзья, я думаю, на сегодня по ветеринарной экспертизе домашних животных и собак мы видеодоклад заканчиваем. Друзья, будут вопросы, будут сложности с проведением данных экспертиз, обращайтесь, комментируйте наши видео. До свидания, друзья! Удачи Вам!

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш e-mail не будет опубликован.